Гражданский Репортёр (grareporter) wrote,
Гражданский Репортёр
grareporter

Василиев Владимир: "Условия неизбежности мировой войны. Начало части 2"



На "постсоветском" пространстве, да и в мире тоже нагнетаются ожидания 3-ей мировой войны. Но мало кто ставит вопрос о том, имеются ли условия, при которых она может быть не только возможной, но и необходимой, да еще и неизбежной. И если такие условия возможны, то каковы они и имеются ли в наличии?

Соответствующие действительности ответы на эти вопросы можно получить лишь в том случае, когда и если не только точно определены самые эти условия, но и их наличие или отсутствие в настоящий момент установлено не менее точно. В первой части настоящей статьи не только теоретически исчислены условия возможности и неизбежности 2-ой мировой войны, а также условия возможности 3-ей мировой войны, но и определено, что самое возникновение и наличие таких условий определяется логикой трансформации глобального мира-экономики и борьбы претендентов за присвоение общественных функций центра этого глобального мира.

Эта первая часть статьи завершилась указанием, на то, что теоретическое исчисление логики трансформации глобального мира-экономики, определенной его развитием на предшествующем этапе истории, по необходимости должно дополняться конкретно-историческим анализом развития глобального мира-экономики вообще и исключительных случаев "зигзагов истории". Ибо "зигзаги истории" - как раз и есть то, что, опять-таки для европейцев, "задает меру" (К.Шмитт) всех последующих трансформаций идеологии, политики и экономики Западной Европы, реализуемым ими проектам-видениям глобального мира.

И первым таким "зигзагом истории" стал, пожалуй, единственный из результатов 1-ой мировой войны, к которому не стремился ни один из ее участников, а тем более - ни один из ее подлинных инициаторов. Мало этого, ни один из них даже и не предполагал самой возможности такого результата. Речь, вне всякого сомнения, о возникновении Советской России.

Советская Россия - "зигзаг истории" в борьбе за первенство в глобальном мире

В ходе 1-ой мировой войны ее инициаторами не только в Западной и Центральной Европе, но и в России было получено почти все из замышлявшегося. Однако уже на исходе этой войны в России неожиданно для господ мира сего проявилась историческая вообще и политически-технологическая, в особенности, гениальность В.И.Ульянова (Ленина) и жизненная мудрость русского народа, которая уже к лету 1918 года, не смотря ни на что, спутала все карты господ мира сего. И хотя сразу же летом 1918 года они попытались убрать Ульянова (Ленина) физически, организовав покушение на него, но быстро изменить, а тем более отменить, аки не бывшие, результаты и последствия его политической и государственной деятельности они уже не могли.

Оказалось недостаточно эффективным и то, что Ульянов (Ленин) уже с самого начала существования большевизма был повязан по рукам и ногам агентами капитала, а также агентами прежнего общественного организма-паразита и инородческой религиозной и мелкобуржуазной стихии России. То есть был повязан лицами, которые фактически действуют в интересах иных партий или больших социальных групп (общественных классов, конфессий, наций и т.д., и т.п.), вне зависимости от осознания или не осознания факта такого агентирования самими агентами.

Не смогли отменить результатов деятельности Ульянова (Ленина) также и навязанные сложившимися историческими условиями, внешними силами и указанными агентами крайне тяжелые условия регулярной и широкомасштабной иностранной военной интервенции, диверсий, заговоров и восстаний, внутренних религиозных и гражданской войн. Последнее (крайне неблагоприятные условия и агенты) вкупе с последствиями первого (покушения) ограничило время и возможности ведения Ульяновым (Лениным) активной политической и государственной деятельности фактически примерно тремя с половиной годами (с ноября 1917 и до поздней осени 1921 года за вычетом времени болезни в этом промежутке).

Однако жизненная мудрость и исторический подвиг русского народа, умноженные на государственную и общественную деятельность Ульянова (Ленина), доопределили и конкретизировали историческую необходимость и неизбежность существенного "зигзага истории" в процессе трансформации глобального мира-экономики господами мира сего, а равно и изменение траектории движения и увеличение времени достижения чаемого "конца истории".

Что вследствие деятельности Ульянова (Ленина), умноженной жизненной мудростью и подвигом русского народа, была сохранена государственность России, - это далеко еще не вся беда, но только лишь полбеды для господ глобального мира. Самые факты возникновения Советской России, и ее последующего развития в качестве претендента на то, чтобы создать отдельный и иной по своему устройству и порядку, нежели глобальный мир-экономика, а по своему масштабу больший, нежели бывшая Западная Европа, Европейский-и-Азиатский мир-экономику, представляли собой не просто вызов, но смертельную угрозу Британии со всеми ее сателлитами и колониями.

Рассматриваемый всего лишь только в его отношению к Британии, Соединенным Штатам "советский проект" в гораздо большей мере выгоден, нежели вреден. Да и то выгоден для США он был лишь до того момента и в той мере, пока и в какой реализация "советского проекта" его руководством будет сводиться фактически к "проекту евразийской империи" (в смысле практики, реальных действий в пределах открываемого ими горизонта реального будущего самой России и приграничных территорий Европы и Азии), во-первых. И пока и в какой мере, во-вторых, этот "проект евразийской империи" будет оставаться не более чем одним из вопросов внутренней политики Советской России и ее политики в отношении приграничных территорий Европы и Азии, не обретая при этом общемирового значения.

Иными словами, "советский проект" с самого момента его возникновения был выгоден Нью-Йорку (как центра глобального мира-экономики) лишь только до того момента и в той мере, до какого и в какой мере "советский проект" фактически будет сведен (редуцирован) его руководителями к "проекту новой Российской империи, но под Советским флагом", реально не претендующим на распространение своего имперского порядка на всю Европу, на всю Азию и на прочие континенты. Но для Нью-Йорка (и всех США), еще раз подчеркнем этот чрезвычайно важный момент, выгоды именно такого, а не какого-либо иного по своему содержанию "советского проекта" таковы лишь только с точки зрения отношений между таким "советским проектом" как таковым и "британским проектом-видением мира" как таковым. То есть когда "британский проект-видение" рассматривается Нью-Йорком безотносительно к проекту-видению будущего мира, реализуемому США, а эти последние рассматриваются всего лишь в качестве одной из "великих держав" в глобальном мире-экономике, центром которой является Лондон.

Стратегический замысел "межвоенного периода", сформировавшийся в Нью-Йорке

В действительности еще до начала 1-ой мировой войны экономический, технологический, идеологический и отчасти даже финансовый центр глобального мира-экономики переместился из Лондона в Нью-Йорк.

В контексте завершающего периода 1-ой мировой войны (1-го военного акта) и подготовки 2-ой мировой войны или 2-го военного акта, призванного завершить второй раунд, борьбы Нью-Йорка за абсолютное первенство в глобальном мире-экономике указанный "советский проект" не просто был выгоден Нью-Йорку (и, следовательно, всем США). "Проект новой Российской империи под Советским флагом" (далее - "советский проект") и, следовательно, именно такой, а не какой-либо иной дальнейший разворот "зигзага истории" абсолютно необходим Соединенным Штатам. И такой разворот случившегося в Петербурге необходим Нью-Йорку сразу в двух раундах борьбы между ним (Нью-Йорком) и Лондоном за первенство в глобальном мире-экономике.

На завершающем этапе первого раунда борьбы Нью-Йорка с Лондоном, то есть в ходе 1-ой мировой войны по мере приближения ее к развязке, "советский проект" стал абсолютно необходим после того, как Лондон организовал и успешно осуществил "февральскую революцию 1917 года" в Петербурге. Вследствие этого могли возникнуть (и уже начали возникать) условия не только существенного приращения ресурсов Лондона за счет России, но и реванша Лондона в борьбе за возврат себе всех общественных функций центра глобального мира-экономики. Это был не просто вызов Нью-Йорку, но реальнейшая угроза провала всей глобальной стратегии Нью-Йорка по окончательному закреплению за собой общественных функций центра глобального мира-экономики.

Главными стратегическими задачами Нью-Йорка в этой принципиально новой ситуации не могло не стать, во-первых, достижение провала "российского проекта" Лондона с одновременным запуском в реализацию "советского проекта". Во-вторых, достичь провала "германского проекта" Лондона с одновременным запуском в реализацию собственного "германского проекта". В-третьих, обеспечить существенную корректировку институциональной социальной организации послевоенного порядка, которую стремится создать Лондон не только для Европы, но и для всего мира, позволяющую сохранить за собой максимальную свободу действий и максимально ограничить свободу действий Лондона. Все эти и иные стратегические задачи Нью-Йорка, в конечном итоге, не могли не быть подчинены единому стратегическому замыслу. И совсем не обязательно, а, скорее, невозможно, чтобы этот замысел был именно в таком виде оформлен в качестве некоего документа. Корпоративными политическими и государственными документами действительная суть дела не только скрывается, но и не осознается в полной мере их вдохновителями и создателями.

К чему на завершающем этапе 1-ой мировой войны, в конечном итоге, должен был сводиться стратегический замысел Нью-Йорка? На основе созданных в результате 1-ой мировой войны необходимых условий и предпосылок, не вступая в прямое столкновение с Лондоном, в последующем осуществить перехват у Лондона глобальной стратегической инициативы по подготовке 2-ой мировой войны так, чтобы ее последующий ход соответствовал стратегическому сценарию Нью-Йорка, а результаты были именно теми, какие необходимы Нью-Йорку.

Но во втором раунде глобальной борьбы с Лондоном "советский проект" необходим Нью-Йорку не сам по себе, а в неразрывной взаимосвязи с "германским проектом". Оба эти "проекта" для Нью-Йорка в действительности имеют смысл только как один "проект", хотя и разделенный необходимо на два. Едино-раздельный "советский-и-германский проект" не просто выгоден Нью-Йорку, но и абсолютно необходим ему в течение всего 2-го раунда борьбы с Лондоном, ибо этот "проект" ни каким другим "проектом" не может быть заменен. В то же время это совсем не означает, что обе неразрывные части "сдвоенного проекта" (единого-и-раздельного, "советского-и-германского") должны быть одинаковы. Напротив, они не могут не быть, но должны быть таковы, чтобы, отрицая друг друга, взаимно дополнять и связывать друг друга в течение всего "межвоенного периода", одновременно имея возможность реализовываться только за счет ущемления глобальных интересов Лондона и связывания имеющихся в его распоряжении ресурсов.

Однако "советский проект" как таковой официально не мог поддерживаться со стороны США по классовым, идеологическим, политическим и иным стратегическим мотивам их борьбы за новый мировой порядок. В этом отношении самой лучшей стратегией официального Вашингтона может быть только уклонение от каких бы то ни было официальных отношений с Москвой до того политического момента, когда издержки такого уклонения превысят выгоды от него с точки зрения потребностей политического и дипломатического обеспечения завершающего этапа подготовки 2-ой мировой войны.

Органической частью этого же самого стратегического замысла борьбы против Лондона, но подлежащей реализации в другом - не европейском, а в тихоокеанском - регионе мира, был "японский проект" в увязке с "китайским проектом" и "советским проектом". И, стало быть, в увязке японского проекта также и с "германским проектом". Ведь уже на рубеже 19-20-го веков именно американские банкиры Морган, Рокфеллеры, Шифф и другие предоставили Токио займы, которые позволили ему подготовить и провести войну против России в 1904-1905 годах, а в последующем осуществить индустриализацию и вступить в борьбу с Лондоном за колониальный контроль Китая, Индокитая, Индонезии и т.д. Но об этом скажем в своем месте, ибо существа стратегического замысла Нью-Йорка это не изменяет, относясь лишь к его реализации.

Запуск Нью-Йорком "советского проекта" в реализацию

3 февраля 1917 года США разрывают дипломатические отношения с Германией. В самом начале марта из Петербурга приходят сообщения об успешном "февральском перевороте" и создании Временного правительства. И уже в конце марта из Нью-Йорка (прибыв туда лишь в январе 1917, получив теплый прием от иудейской общины и поселившись в Бронксе) бывший председатель первого Петросовета (1905) Л.Д.Троцкий (Бронштейн) с кучей соратников срочно норвежским пароходом отбывает в Петербург, но через Галифакс (Британская юрисдикция Канада). Троцкий снабжен американским паспортом (выдан лично президентом В.Вильсоном) с визой для въезда в Россию и британской транзитной визой. Для реализации "советского проекта" заблаговременно организуется и обеспечивается снабжение всеми необходимыми ресурсами, прежде всего, финансовыми, информационными, кадровыми и организационно-техническими, но только подлежащими предоставлению в пользование Троцкого лишь тогда, когда он прибудет в Петроград, и теми, которые потребуются после его прибытия для реализации "советского проекта".

Троцкий в те годы - это, пожалуй, самый известный в Европе и России по своим публикациям в европейской и американской прессе "вождь революции". Он известен не только как председатель Петросовета в 1905 году, но и как автор концепции перманентного развертывания мировой революции, создания "федерации независимых демократических государств Европы на основе права наций на самоопределение" и т.д. ("перманентная революция", "Соединенные Штаты Европы" и др.). Суть концепции "перманентной революции", если кратко: "социалистическая" революция начинается на национальной почве (в одной отдельно взятой стране, скорее всего в России, но не обязательно), развертывается на интернациональной и завершается на континентальной или мировой почве.

В действительности этими взглядами Троцкий во многом обязан лидерам европейской социал-демократии и 2-го Интернационала вообще, а германскому социал-демократу, происходившему из-под Минска, А.Л.Гельфанду (Парвус), в особенности. Познакомившись с Парвусом еще в 1904 и живя у него на квартире в Мюнхене несколько месяцев, Троцкий сначала учился "марксизму" именно у Парвуса, а затем сотрудничал с ним, обсуждая не только теоретические и политические вопросы, но и получая от него материальную и иную помощь вплоть до 1915 года. Именно Парвус стал тем "связующим звеном" между Германским Генштабом и членами ЦК РСДРП(б), бывшими в эмиграции, вообще и Ульяновым (Лениным), которое ("связующее звено") в последующем стало одним из главным "доказательств" финансирования большевиков Германским генштабом. В мае 1917 года "правильными людьми" была завершена "подготовка" материалов для того, чтобы в нужный момент (он наступил уже в самом начале июня 1917) от имени одного из известных в мире деятелей Временного правительства проинформировать "мировую общественность" о "германском шпионе В.И.Ульянове (Ленине)", готовящем свержение Временного правительства России.

При этом отнюдь не Троцкий должен был стать непосредственным распорядителем ресурсов, необходимых для запуска в реализацию "советского проекта", но совсем другое лицо, а именно Я.М.Свердлов - член ЦК РСДРП(б) и давний соратник уже в то время бывшего членом Политбюро и Оргбюро И.В.Сталина (Джугашвили), который и привел Свердлова в ЦК РСДРП(б). В то же время с Троцким у Свердлова имелась давняя связь, установленная через А.М.Горького (Пешкова), теснейшим образом связанного со всей семьей отца Свердлова (владелец ломбарда, ювелирной мастерской и типографии в Нижнем Новгороде, зять - владелец пароходства на Волге). Горький стал "крестным отцом" и дал свою фамилию старшему сыну Свердлова Зиновию (в 1917 - капитан французской разведки, в 1918 - в ставке Колчака, завершил службу в разведке Франции уже после 2-ой мировой генералом, внесен во Французскую энциклопедию). А.М.Горький воспитывал и самого младшего из братьев Я.М.Свердлова - Вениамина, с юных лет последнего находясь вместе с ним за границей до окончательного возвращения в СССР.

Попутно заметим, что став главой РСФСР, то есть председателем ВЦИК, Яков Свердлов принял своего старшего брата Зиновия, для этого специально приезжавшего в Петроград. Родная сестра Я.М.Свердлова в 1918-1919 годах ведала выдачей пропусков в Кремль для встреч с В.И.Ульяновым (Лениным) и другими "вождями". Будущий нарком Г.Иегуда (Ягода) - дальний родственник Свердловых, женатый на одной из двоюродных племянниц Я.Свердлова. Именно в руках Я.Свердлова как раз с лета 1917 года сосредоточилась вся практически-организационная работа ЦК, а также вся работа по формированию аппарата и комплектованию его "верными" кадрами. В результате высшее и старшее кадровое ядро аппаратов ЦК РСДРП(б), СНК, ВЧК, НКВД, РВС, ВЦИК, НКИД, Наркомфина, Наркомнаца и других наркоматов РСФСР изначально сформировано именно Я.Свердловым, определившим кадровый состав не только их самих, но и всех министерств, ставших их преемниками в СССР, до последних дней СССР. Эта деятельность, изначально организованная и руководимая Я.Свердловым, стала началом "перманентно-революционного" переформатирования и реструктурирования не только всего "эля", господствовавшего над Россией, но и всего орудия его господства - "будуна".

Именно Я.Свердлов в августе 1918 организовал покушение на Ульянова (Ленина), и еще до поступления сообщения об этом в Кремль уже разослал телеграмму о покушении во городам и весям, заняв кабинет Ленина в Кремле, и сразу же объявил "Красный террор", а затем, после возвращения Ульянова (Ленина), стал готовить переворот в РСДРП(б) на съезде партии, срочно готовившемся им на весну 1918 года. Ульянову (Ленину) не оставалось ничего другого, кроме как через верных лично ему людей в ВЧК организовать "уход" Я.Свердлова к праотцам в самый канун съезда. И именно И.В.Сталин стал преемником Я.Свердлова в части руководства аппаратом ЦК и комплектования кадрами всех партийных и государственных органов. За месяц до своего убийства Троцкий опубликовал статью, в которой прямо обвинил Сталина, монополизировавшего контроль за процессом "лечения" Ульянова (Ленина) в 1921-1924 годах, в отравлении Ульянова (Ленина), как и в убийстве Ф.Э.Дзержинского, М.В.Фрунзе, а затем и всех иных из "старых вождей". Сам Сталин, а затем и все последующих руководители КПСС, никогда не ставил под сомнение "величайших революционных" заслуг Я.Свердлова, не позволяя никому очернить "светлую память" Якова Свердлова, - это "святое". Иудейские историки уже в 90-ые годы прошлого столетия квалифицировали 1917-1947 годы "злотым веком еврейской культуры" в СССР.

Однако, возвращаясь к весне-лету 1917, для успеха "советского проекта" Троцкий не должен первым из вождей РСДРП(б) вернуться в Петербург (Петроград), и совсем не для того, о чем пишет В.Е.Шамбаров (чтобы скрыть "уши закулисы", обеспечив возвращение первым Ульянова (Ленина) через Германию и этим представив все дело в качестве дела рук Германии). А для того Троцкий не должен первым прибыть в Петроград, и для того первыми должны были туда прибыть "вожди" из Европы, чтобы, во-первых, не дать повода для прямой конфронтации Лондона с Нью-Йорком и, во-вторых, в отношениях с Лондоном переложить всю ответственность за то, что произойдет, на Лондон. Поэтому Троцкого отправили в Петроград не просто через британскую юрисдикцию (Галифакс, Канада), но вслед за этим Госдеп США стал регулярно и настоятельно предупреждать службы паспортного контроля Британии, Франции и России о необходимости проверки лиц, имевших американские документы и направляющихся в Россию.

Мало этого, действия других агентов США обеспечили задержание 3 апреля и последующее "выдерживание" Троцкого необходимое время не где-нибудь, а в британском лагере для пленных моряков германского торгового флота "Amherst". Но в нужный момент агенты США организовали и обеспечили официальное предъявление министром иностранных дел Временного правительства П.Н.Милюковым (а также Петроградским советом) требования к Лондону освободить Троцкого и пропустить его в Петроград. Одновременно отнюдь не агенты Британии (у Лондона таких возможностей не было), но именно агенты Нью-Йорка организовали и обеспечили возвращение через Германию группы "вождей" РСДРП(б) во главе с Ульяновым (Лениным), которые 16 апреля (по григорианскому стилю, по которому жила вся Европа и США) прибыли в Петроград. И дабы Лондон не мог уличить Нью-Йорк в активном содействии запуску "советского проекта" в реализацию, президент Вудро Вильсон 6 апреля 1917 года объявляют о вступлении США в войну (до этого момента США официально соблюдали "нейтралитет").

Говоря об агентах США или любого другого государства, еще раз необходимо обратить внимание на то, что сказано в 1-ой части статьи, а именно что наиболее эффективно не то управление, которое суть вербовка и (или) расстановка своих людей, чтобы они оказались в нужных местах в нужное время. А то управление наиболее эффективно, которое, управляя изменением условий и обстоятельств деятельности людей, обеспечивает продвижение и выполнение необходимых функций "правильными людьми", зачастую не имеющими никакого представления о том, что они фактически являются агентами управляющих. США вплоть до окончания 2-ой мировой войны проводили свою внешнюю политику много искуснее и, уж тем более, не топорно, нежели стали они проводить ее в последующие годы, особенно после развала СССР.

17 (4 по старому стилю) мая 1917 (сначала на пароходе "нейтральной" Дании до Швеции, а затем поездом через Финляндию) в Петроград прибыл Троцкий со товарищи. И уже 18 (5) мая Троцкий по предложению Каменева включен в состав Исполкома эсеро-меньшевистского Петросовета. И около 5 - 9 июня (в дни работы 1-го съезда Советов) П.Н.Милюков публично обвинил Ульянова (Ленина) и Троцкого в шпионаже в пользу Германии. Но тут же "прогрессивная общественность" набросилась на Милюкова, аргументировано обвиняя его в клевете на Троцкого, в результате чего Милюков вскоре заявляет, что его не правильно поняли. А уже в июле Временное правительство начинает уголовное преследование Ульянова (Ленина), который вынужден скрыться из Петербурга, а в нем остаются и имеют возможность вести активную деятельность Троцкий, Каменев (женат на сестре Троцкого), Зиновьев, Сталин и Свердлов. Одновременно Троцкий усилиями разных сторон буквально внедряется в состав высшего руководства РСДРП(б).

Триумфальное шествие советской власти было прервано наступлением Германии, которая направила свои, фактически освобожденные большевиками на восточном и закавказском фронтах, военные и иные ресурсы отнюдь не на перелом в войне с Францией, Британией и их союзниками на западноевропейских фронтах. Эти ресурсы Германии были направлены на захват Польши, Украины, Прибалтики, Закавказья и иных областей России. Если "большевистский проект" в действительности есть "проект" Германии, то зачем Германии (с огромнейшим риском проиграть войну в целом, потеряв также и Россию) покорять то, что в принципе и так уже покорено? Стратегическое руководство Германии, включая руководство ее вооруженных сил (в том составе, в каком оно было накануне и в годы 1-ой мировой войны), до сих пор никто не обвинял в очевидной недальновидности и, тем более, в глупости. Но весной-летом 1918 года оно очевидно для всех действовало вопреки интересам господствующего класса Германии вообще и вопреки своим собственным интересам, в особенности.

Ульянов (Ленин) настойчиво предлагал Германии заключить сепаратный мир на условиях, которые были чрезвычайно выгодны Германии и важны для нее именно с точки зрения создания условий и предпосылок для избежания тяжелейшего поражения Германии в 1-ой мировой войне. Однако именно Троцкий, руководя делегацией РСФСР на переговорах с Германией в Брест-Литовске, сорвал заключение этого мира, заявив также "ни мира, ни войны, а армию распустить". И этим он фактически подтолкнул Германию к наступлению на восточном, а не на западных фронтах. На фоне разворачивающегося наступления Германии, Троцкий под предлогом германской угрозы 1 марта официально приглашает войска Антанты в Мурманск. 5 марта 1918 заместителю руководителя миссии американского Красного креста (миссию возглавлял один из директоров ФРС США - У.Б.Томпсон) полковнику Р.Робинсу Троцкий заявил о готовности отдать Транссибирскую магистраль под американский контроль. В довершение 27 апреля 1918 Троцкий останавливает отправку Чехословацкого корпуса, который должны были вывезти во Францию через Владивосток. Чешские эшелоны остановились в разных городах от Волги до Байкала. В результате возникла катастрофическая ситуация в Советской России, а затем и в Германии.

Выход РСФСР из этой ситуации был куплен еще более тяжелым сепаратным миром с Германией, чем первоначально предлагался Ульяновым (Лениным), что привело также и к перегруппировке сил в высшем руководстве РСФСР. То есть это позволило выдвинуть на первое место Свердлова, обеспечившего Ульянову (Ленину) большинство и на съезде партии, и на чрезвычайном съезде Советов по вопросу Брестского мира. Этим Ульянов (Ленин) становился обязанным Свердлову, была ликвидирована угроза дальнейшего укрепления его восстанавливавшегося союза с Троцким, а авторитет и влияние Троцкого понижены. Последующие убийство германского посла Мирбаха и левоэсеровский мятеж позволили Свердлову подменить Советскую власть диктатурой высших органов одной "политической партии" и обеспечить принятие такой первой конституции РСФСР, которая исключала русский народ из числа участников и политических субъектов государства. Покушение на Ульянова (Ленина), хотя и не привело к его смерти, а также убийство М.С.Урицкого (давний соратник Троцкого) позволило Я.Свердлову посредством начала "красного террора" и "расказачивания" развязать "гражданскую войну" и начать подготовку к перевороту в РСДРП(б).

"Гражданская война" (вернее - религиозная по своей сути война) в России была необходима не только Лондону или Парижу, но также и Нью-Йорку. Однако Нью-Йорку она была необходима отнюдь не для того, чтобы окончательно разрушить государственность России, а для того, чтобы направить последующее развитие России в нужное русло, предварительно максимально ослабив Россию и поставив ее в условия, необходимые по стратегическому замыслу Нью-Йорка на "межвоенный период". Ведь выход Германии из ситуации, возникшей в результате ее наступления на восточном фронте в 1918 году, заключения и расторжения сепаратного мира с Россией, оказался не менее тяжелым, а для будущего Германии еще более катастрофичным. С этого момента монархия неуклонно шла к своему падению, а Германская империя - к превращению в Веймарскую республику. Вместе с тем уже ход "гражданской войны" показал Нью-Йорку, что Троцкий, Каменев, Зиновьев и прочие "вожди", не говоря уже об Ульянове (Ленине), должны уйти по мере того, как эти мавры сделают свое дело. Ни один из них, кроме И.В.Сталина, не годился для того, чтобы и далее, вплоть до 2-ой мировой войны, обеспечивать надлежащую реализацию "советского проекта", сводящую его к "проекту новой Российской империи, но под Советским флагом". Но это все - потом, а со второй половины 1918 и в течение всего 1919 годов на первое место в актуальной повестке дня мировой политики вышел вопрос о "межвоенном" мировом порядке.

Свобода США от Версальского мирового порядка

Версальским мирным договором, оформившим итоги 1-ой мировой войны, установлен ьак называемый Версальским мировой порядок. Общеполитическим учреждением для регулирования вопросов, связанных с исполнением Версальского договора и поддержанием не только европейского, но и мирового порядка в целом, в соответствии с этим договором призвана стать Лига наций. Она создана 10.01.1920 (в день вступления в силу Версальского договора в результате его ратификации Берлином, Лондоном, Парижем, Римом и Токио) во исполнение его норм и существовала вплоть до образования ООН в 1946 году. Кроме учреждения Лиги наций и наряду с другими целями, главными целями Версальского мирного договора, которые были провозглашены его отцами-учредителями, и тогда, и поныне считаются две цели: 1) исключить возможность новой агрессии со стороны Германии; 2) взыскать с Германии репарации в пользу победителей в 1-ой мировой войне.

И вот тут начинается самое интересное. Администрация США активно участвовала в подготовке всех существенных условий Версальского договора, и в Версале он был подписан президентом США, однако формально юридически Нью-Йорк остался вне этого договора. В течение второй половины 1919 года и первого квартала 1920 Сенат и комитеты конгресса США рассматривали условия этого договора на предмет его ратификации или не ратификации. За этот период в него было предложено и комитетами Конгресса и Сената принято более 50 поправок и дополнений, которые по существу противоречили этому Договору. И в заключение Сенат США 19.03.1920 отверг резолюцию о ратификации этого договора, а также о ратификации франко-американского гарантийного договора. Суть последнего в том, что Версальским договором предусматривалось, что Британия, с одной стороны, и США - с другой, заключат с Францией особые договоры, в силу которых оба государства придут на помощь Франции в случае нападения Германии на нее.

Зачем нужна была вся эта игра Нью-Йорку? И о какой игре идет речь? Дело в том, что Конституция США предоставляет президенту США почти полный эксклюзив во внешней политике. С рассматриваемой точки зрения, если президент подписал некий международный договор, то он имеет полное право не представлять его на ратификацию в Сенат США. Если Сенат потребует представить этот договор на ратификацию, то президент вправе заявить, что это международный договор, относящийся к области внешней политики США и не требующий ратификации Конгресса, и на этом основании не выполнять требование Сената о передаче этого договора на ратификацию. Сенат в таком случае ничего изменить не может, доколе не будет изменена Конституция США или не будет избран иной президент, который выполнит требование Сената.

В случае отказа президента США передать международный договор на ратификацию в Сенат, этот международный договор для США имеет юридически обязывающую силу, то есть он подлежит исполнению всеми органами власти США. За неисполнение условий такого международного договора любая из его сторон вправе не только предъявить Соединенным Штатам соответствующие претензии, но и осуществлять против США санкции и иные действия в установленном этим международным договором порядке. Однако если президент США передал подписанный им международный договор в Сенат, то в случае отказа Сената утвердить резолюцию о ратификации этого международного договора, для США такой договор никакой юридически обязывающей силы не имеет. В этом случае США свободны от ограничений, условностей и процедур, установленных международным договором, резолюцию о ратификации которого отверг Сенат США.

Таким образом Нью-Йорк, не вступая в прямую конфронтацию ни с Лондоном и Парижем, ни с каким-либо иным участником Версальского договора, развязал себе руки на весь "межвоенный период". В августе 1921 года Администрация США заключила с Веймарской Германией отдельный договор. По своему содержанию он во многом идентичен Версальскому договору. Однако, и в этом суть, не содержит в себе статей о Лиге наций и иных положений, которые мешают Нью-Йорку в его борьбе с Лондоном, но необходимы для реализации "германского-и-советского проекта". 16 апреля 1922 года во время Генуэзской конференции в Рапалло РСФСР и Веймарская Германия заключили Рапалльский договор. Как подчеркнул много позже Г.Киссинджер, это неизбежно должно было произойти в силу того, что "западные союзники" предопределили это событие, "подвергнув остракизму две крупнейшие европейские державы посредством создания пояса малых, враждебных друг другу государств, а также посредством расчленения как Германии, так и Советского Союза".

Лондон уже во второй половине 1919 года осознал, что стратегически проиграл Нью-Йорку завершившийся первый раунд борьбы за первенство в глобальном мире-экономике. Ссылаясь на неприятие комитетами Конгресса США Версальского договора, премьер-министр Ллойд-Джордж не внес на ратификацию парламента Британии франко-английский гарантийный договор. Этим Лондон создал необходимую правовую предпосылку для развертывания борьбы за использование Берлина, Рима, Парижа и всех прочих в своих целях во втором раунде борьбы не столько против Москвы, сколько против Нью-Йорка.

Тем, что рассмотрено в первой части и начале 2-ой части настоящей статьи, определились содержание и логика развертывания так называемого "межвоенного периода" в качестве абсолютно необходимого и неизбежного периода подготовки 2-ой мировой войны.



Источник: dal.by


ГР

Поддержи паблик! Подпишись на ГР
Tags: МироваяВойна, Россия, США
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments