Гражданский Репортёр (grareporter) wrote,
Гражданский Репортёр
grareporter

Categories:

Анастасия Бегина: "Закон. Ничего личного"

banner_dlya_GR22

Попыткой обвинить Россию в конфликте на юго-востоке Украины уже никого не удивишь. На том стоит вся западная и украинская пропаганда. Этим оправдываются принципы ведения внешней политики. Отсюда же, во многом, вытекает сложившаяся в мире экономическая ситуация.



На состоявшейся 18 декабря десятой по счету большой пресс-конференции президента РФ, валютно-экономические темы попали в топ. Но и, ставший уже традиционным, вопрос о положении России в украинском конфликте не остался в стороне. Эта тема уже настолько прожевана западными СМИ, что, дабы освежить ее вкус, приходится добавлять стабилизаторы. Или – заходить с другой стороны.

Сегодня заграничные русофобы дошли уже до того, чтобы открыто осуждать Москву за соблюдение норм международного права. А именно, за ведение следствия в отношение подозреваемых по делу об убийстве. Точнее – об убийствах. А если еще точнее – об убийствах журналистов во время исполнения профессионального долга.

Надежда Савченко, украинская летчица и народный депутат Украины, задержана на территории России. По данным российских правоохранительных органов, к убийству журналистов ВГТРК, которые полегли при исполнении под Луганском, она имела прямое отношение. Была наводчицей. И сейчас наши украинские коллеги, на голубом глазу, задают президенту России вопрос, может ли она быть отпущена на свободу.

Российский суд, может, и самый гуманный суд в мире, однако же, не в ущерб правовой системе. Как Российской, так и международной.

То, что происходило и происходит на юго-востоке Украины с подачи киевских лидеров, все больше попахивает терроризмом. Причем в данном случае он уже выходит из рамок преступления против общественной безопасности и мутирует в преступление против мирового порядка. И речь здесь не только о действиях тех лиц, которые спланировали и организовали показательные убийства российских журналистов. Сама по себе карательная операция киевских властей – это незаконное вырезание оппонентов. Вместо попытки дипломатического диалога с той частью населения, которые не поддержали украинский переворот, власти «Незалежной» решили пустить в ход сначала милицию, а потом и армию. Под прикрытием законной государственной операции. Мол, так мы «лечим» страну и блюдем правопорядок. То есть, по их логике, клин клином? Коренных жителей Донбасса, ополченцев, они называют террористами. Но чем карательная операция Киева отличалась от теракта? Нетипичного такого, не хрестоматийного, открытого, затяжного, но все же – теракта.

И это, похоже, единственный язык, на котором они готовы вести диалог. Такова доступная Киеву «поведенческая лексика»: силовые операции и перевод стрелок… в сторону Москвы.

Отдать должное, за своих граждан Украина «впрягается». Правда, не за всех. Вот такие лица, как Надежда Савченко и другие военнослужащие, содержащиеся сейчас в СИЗО, представители блока Юлии Тимошенко – это да, это важно и за них Киев готов «побадаться» с Москвой. Даже вопреки нормам права. На которые, впрочем, там давно чихали. А что касается мирных жителей, то здесь интерес не такой оживленный. Потому что люди для украинской стороны конфликта – это те, кто поддерживает режим и готов проливать за него чью-то кровь и преступать закон. Что же касается тех, кто не готов этого делать – это массовка для очередной акции по переводу стрелок.

Владимир Путин подчеркнул, что в России действует принцип презумпции невиновности. Поэтому вердиктов никто не выносит. Но и говорить об освобождении лиц, возможно, причастных к гибели людей, не приходится. Сначала – следствие и суд. И только потом итоги. И если суд признает Савченко и других задержанных виновными, они понесут наказание в соответствии с решением суда. Закон. Ничего личного.

Народный депутат Украины, ожидающая решения суда, не сидит сложа руки. Савченко – требовательная подозреваемая. Условия содержания в СИЗО она нашла неподобающими. Медицинскую помощь – не качественной. И задержание свое (ну, разумеется) – незаконным. В этой связи подаются апелляции, а адвокат летчицы даже связывался с российской правозащитницей Эллой Памфиловой. Но после своего визита к задержанной, Памфилова развела руками – условия содержания самые стандартные. Ничего особенного. Посмею предположить, ни чуть не хуже тех, в которых живут сейчас десятки людей в некоторых кварталах Донбасса. По милости таких вот холеных карателей.

Сейчас Савченко пытается чего-то добиться голодовкой, которую намерена блюсти до 22 декабря. Но судебное следствие такие акции мало катализируют. Особенно, когда речь идет о столь тяжком преступлении.

Некоторые проводят аналогии между жесткой позицией России по украинскому вопросу, возвращению Крыма и той экономической ситуацией, в которой мы оказались. Владимир Путин назвал это заблуждением. «Это не расплата за Крым», - заявил президент. И смягчать позиции в отношении кризиса на Украине или закрывать на него глаза Кремль не намерен. Более того, президент подчеркнул, что мы готовы быть посредниками в этом конфликте и политическими методами восстановить ситуацию.

Эти методы заключаются не в амнистировании подозреваемых граждан Украины. Такие требования – это не только не уважение к нормам права, но и политическое хамство. Здесь речь идет о дипломатической работе между конфликтующими сторонами. Без применения оружия, без провокаций. Чистая дипломатия. Которой киевским властям еще только предстоит научиться.

Анастасия Бегина специально для ГР

Tags: Бегина, Закон, Конференция, Путин, Савченко, Украина
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments