Tags: Россия

Рябов Кирилл: "Халитов рассказал о проекте «Армата»"



В ближайшие годы сухопутные войска России должны получить первые серийные танки «Армата». Этот проект в настоящее время находится на стадии испытаний, однако на доводку и налаживание серийного производства понадобится некоторое время. Хотя некоторая информация о новом российском танке уже стала достоянием общественности, большая часть сведений пока не подлежит разглашению. В последние дни руководство корпорации «Уралвагонзавод», являющейся головным подрядчиком по проекту «Армата», сделало несколько заявлений о нем.

Collapse )

Хуаньцю шибао», Китай: " Почему противостояние между США и Россией острее, чем между США и Китаем"



Похоже, что в политике президента США Барака Обамы по украинскому кризису есть два противоречия. Во-первых, у Америки едва хватает сил на «стратегию продвижения на восток» и «перебалансировку» в Азиатско-Тихоокеанском регионе. За 10 лет расходы Штатов на оборону сократились на один триллион долларов США, и это в то время, когда военная мощь Китая укрепляется изо дня в день. Экономический спад внутри страны не позволяет Америке вести в АТР и с Китаем и экономические игры. В таких условиях широкомасштабное геополитическое соперничество с Россией в Восточной Европе серьезно ударяет по американской «перебалансировке».


Collapse )

Из-за Крыма мир стоял на грани ядерной войны



Похожая ситуация была полвека назад, во время Карибского кризиса

Вопрос «кто кого» встал ребром. Россия во главе с Путиным сдавала экзамен на государственную зрелость.

СЕВАСТОПОЛЬ ДАВНО ПРИСМОТРЕЛИ ПОД БАЗУ НАТО
Тогда СССР вынужден был доставить свои ракеты на Кубу в ответ на угрозы США. Американцы еще в 1961-м выставили вокруг турецкого города Измир 15 ракет «Юпитер» с ядерными зарядами, способными накрыть Москву, другие советские города.
Ныне янки собирались ни много ни мало выгнать из Крыма наш Черноморский флот и разместить на полу­острове свои ядерные ракеты. С военной точки зрения это равносильно поражению без войны.
Уже к концу 2014 года полуостров должен был стать центральной базой НАТО в регионе, или, как говорят сами американцы, стационарным непотопляемым авианосцем у русского забора. В Крыму еще в прошлом году скрытно начались ремонтные работы объектов, выбранных для размещения военнослужащих, штабов, складов и прочей инфраструктуры НАТО. Россия, подчеркиваю, вынужденно занялась Крымом, как СССР - Кубой, в интересах собственной безопасности.
Collapse )

Сергей Глазьев: "Выход из хаоса — часть I"





Для отражения американской агрессии нужна национальная система экономической безопасности и управления развитием страны


Внешние и внутренние угрозы экономической безопасности России определяются сочетанием объективных и субъективных факторов. Первые связаны с эскалацией международной напряженности, обусловленной глобальными структурными сдвигами, которые опосредуют смену доминирующих технологических укладов. Вторые коренятся в стратегических ошибках проводимой в России макроэкономической политики, которые делают ее крайне зависимой от внешней конъюнктуры и обрекают на колонизацию американо-европейским капиталом. Далее следовать этой политике – значит быть раздавленными в тисках судорожных спазмов американской гегемонии, стремящейся сохранить глобальное лидерство в конкуренции с Китаем за счет своих старых вассалов и новых колоний на постсоветском пространстве. Выйти из этой колеи – вызвать агрессию США, которым жизненно необходима очередная война в Европе для привычного стягивания ресурсов Старого Света в свою пользу.

[Spoiler (click to open)]По-видимому, исторический выбор уже состоялся: курс руководства России на восстановление суверенитета и евразийскую интеграцию вызвал агрессию правящих кругов США против РФ путем захвата ими контроля над Украиной и превращения ее в плацдарм для развертывания мировой гибридной войны, ведущейся Вашингтоном с целью удержать мировое лидерство в нарастающей конкуренции с Китаем. Россия избрана американскими геополитиками в качестве направления главного удара в силу сочетания объективных и субъективных обстоятельств.

Объективно эскалация международной военно-политической напряженности обусловлена сменой технологических укладов и вековых циклов накопления, в ходе которых происходит глубокая структурная перестройка экономики на основе принципиально новых технологий и механизмов воспроизводства капитала. В такие периоды, как показывает 500-летний опыт развития капитализма, резко дестабилизируется система международных отношений, идет разрушение старого и формирование нового миропорядка, которое сопровождается мировыми войнами между старыми и новыми лидерами за доминирование на рынке.

Показательными примерами подобных периодов в прошлом могут служить: война Нидерландов за независимость от Испании, в результате которой центр развития капитализма переместился из Италии (Генуи) в Голландию; Наполеоновские войны, после которых доминирование перешло к Великобритании; Первая и Вторая мировые войны, в итоге которых доминирование в капиталистическом мире перешло к США, и холодная война между Соединенными Штатами и СССР, по окончании которой те захватили глобальное лидерство за счет превосходства в развитии нового, основанного на микроэлектронике информационно-коммуникационного технологического уклада и установления монополии на эмиссию мировых денег.

В настоящий период на волне роста нового технологического уклада вперед вырывается Китай, а накопление капитала в Японии создает возможности для перемещения центра его мирового воспроизводства в Юго-Восточную Азию. Сталкиваясь с перенакоплением капитала в финансовых пирамидах и устаревших производствах, а также с утратой рынков сбыта своей продукции и падением доли доллара в международных транзакциях, США стремятся удержать лидерство за счет развертывания мировой войны с целью ослабления как конкурентов, так и партнеров. Пытаясь установить контроль над Россией, Средней Азией и Ближним Востоком, Соединенные Штаты добиваются стратегического преимущества в управлении поставками углеводородов и других критически значимых природных ресурсов. Контроль над Европой, Японией и Кореей обеспечивает доминирование в создании новых знаний и разработке передовых технологий.


Субъективно антироссийская агрессия объясняется раздражением американских геополитиков самостоятельным внешнеполитическим курсом президента России на широкую евразийскую интеграцию: от создания Евразийского экономического союза (ЕАЭС) и Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) до инициатив по формированию зоны гармоничного торгового и гуманитарного сотрудничества между Европой и Азией (единого экономического пространства от Лиссабона до Владивостока). США опасаются формирования независимых от них глобальных контуров расширенного воспроизводства, прежде всего странами БРИКС.

Исторический опыт России в организации глобальных интеграционных проектов индуцирует всплеск американской русофобии. Для нее характерна демонизация президента Владимира Путина, которого Вашингтон считает главным виновником утраты контроля над Россией и Средней Азией, а проводимую им самостоятельную внешнюю политику рассматривает в качестве ключевой угрозы. В воспаленном воображении американских геополитиков возродились традиционные англосаксонские схемы глобального доминирования за счет ослабления и развала крупных самостоятельных государств, а также установления контроля над трансконтинентальными коммуникациями. И в худших традициях английской геополитики прошлого и позапрошлого веков в качестве ключевого объекта агрессии вновь выбирается Россия в силу своего размера и географического положения, а в качестве направления первого удара – Украина, отсечение которой от России уже двести лет рассматривается как необходимое условие поражения последней. К этому «геополитическому угару», так и нерассосавшемуся за два столетия, добавляются призраки предыдущей холодной войны, пугающие американский истеблишмент возрождением Советского Союза.

Несмотря на кажущуюся абсурдность происходящего в Вашингтоне психоза, это обострение параноидальной англосаксонской мании к мировому господству имеет объективные причины.

Война укладов

Переживаемый в настоящее время глобальный кризис, сменивший длительный экономический подъем развитых стран, является закономерным проявлением длинных циклов экономической активности, известных как волны Кондратьева. В основе каждой из них лежит жизненный цикл соответствующего технологического уклада – комплекса технологически сопряженных производств, составляющих вместе с соответствующими им институтами самовоспроизводящуюся целостность.

К настоящему времени в мировом технико-экономическом развитии (начиная с промышленной революции в Англии) можно выделить жизненные циклы пяти последовательно сменявших друг друга технологических укладов, включая доминирующий в структуре современной экономики информационный. Уже видны ключевые направления развития нового технологического уклада, рост которого обеспечит подъем экономики передовых стран на новой длинной волне: биотехнологии, основанные на достижениях молекулярной биологии и генной инженерии, нанотехнологии, системы искусственного интеллекта, глобальные информационные сети и интегрированные высокоскоростные транспортные системы. Их реализация обеспечивает многократное повышение эффективности производства, снижение его энерго- и капиталоемкости.

В настоящее время новый технологический уклад выходит из эмбрионального развития в фазу роста. Его расширение сдерживается как незначительным масштабом и неотработанностью соответствующих технологий, так и неготовностью социально-экономической среды к их широкому применению. Однако несмотря на кризис, расходы на освоение новейших технологий и масштаб их применения растут с темпом около 20–35 процентов в год.

Дальнейшее развертывание кризиса будет определяться сочетанием двух процессов – разрушения (замены) структур прежнего технологического уклада и становления структур нового. Совокупность работ по цепочке жизненного цикла продукции (от фундаментальных исследований до рынка) требует определенного времени. Рынок завоевывают те, кто умеет пройти этот путь быстрее и произвести продукт в большем объеме и лучшего качества. Чем быстрее финансовые, хозяйственные и политические институты перестроятся в соответствии с потребностями роста новых технологий, тем раньше начнется подъем новой длинной волны. При этом изменится не только технологическая структура экономики, но и ее институциональная система, а также состав лидирующих фирм, стран и регионов. Преуспеют те из них, кто быстрее сможет выйти на траекторию роста нового технологического уклада и вложиться в составляющие его производства на ранних стадиях. И наоборот – вход для опаздывающих с каждым годом будет становиться все дороже и закроется с достижением фазы зрелости.

Исследования показывают, что в периоды глобальных технологических сдвигов на волне роста нового технологического уклада открывается «окно возможностей» для подъема развивающихся стран, преуспевших в подготовке предпосылок его становления. В отличие от передовых стран, сталкивающихся с кризисом перенакопления капитала в устаревших производствах, у них есть возможность избежать массового обесценения капитала и сконцентрировать его на прорывных направлениях роста. Для удержания лидерства передовым странам приходится прибегать к силовым приемам во внешней и внешнеэкономической политике. В эти периоды резко возрастают военно-политическая напряженность, риски международных конфликтов. Об этом свидетельствует трагический опыт двух предыдущих структурных кризисов мировой экономики.

Так, Великая депрессия 30-х годов, обусловленная достижением пределов роста доминировавшего в начале века технологического уклада «угля и стали», была преодолена милитаризацией экономики, которая вылилась в катастрофу Второй мировой войны. Последняя не только стимулировала структурную перестройку экономики с широким использованием двигателя внутреннего сгорания и органической химии, но и повлекла кардинальное изменение всего мироустройства: разрушение тогдашнего ядра мирового хозяйства (европейских колониальных империй) и формирование двух противоборствующих глобальных политико-экономических систем. Лидерство американского капитализма в выходе на новую длинную волну экономического роста было обеспечено чрезвычайным ростом оборонных заказов на освоение новых технологий и притоком мировых капиталов в США при разрушении производственного потенциала и обесценении капитала основных конкурентов.

“ Вывоз капитала и утечка умов из бывших соцстран, колонизация их экономик облегчили перестройку мировой капиталистической системы ”

Депрессия середины 70-х – начала 80-х годов, обусловленная исчерпанием возможностей роста этого технологического уклада, повлекла гонку вооружений в космосе с широким использованием информационно-коммуникационных технологий, составивших ядро нового технологического уклада. Последовавший вслед за ней коллапс мировой системы социализма, не сумевшей своевременно перейти на новый технологический уклад, позволил ведущим капиталистическим странам воспользоваться ее ресурсами для «мягкой пересадки» на новую длинную волну экономического роста. Вывоз капитала и утечка умов из бывших социалистических стран, колонизация их экономик облегчили структурную перестройку ядра мировой капиталистической системы. На этой же волне роста поднялись новые индустриальные страны, сумевшие заблаговременно создать ключевые производства и заложить предпосылки их быстрого развития в глобальном масштабе. Политическим результатом этих структурных трансформаций стала либеральная глобализация с доминированием США в качестве эмитента основной резервной валюты.

По своим геополитическим и геоэкономическим последствиям структурный кризис 70–80-х годов прошлого века и связанная с ним гонка вооружений в космосе имели не меньшие последствия, чем Вторая мировая война. США и НАТО одержали победу, которую принесло сочетание информационного и психологического оружия. К его отражению советская система безопасности оказалась не готова. Хотя эта война носила «холодный характер», обошлась без кровопролитных боев и жертвы образовались в основном вследствие колониальной политики геноцида населения бывших республик СССР, по своему историческому, геополитическому и геоэкономическому значению она равновелика третьей мировой войне. Соответственно происходящее по той же логике длинных циклов современное обострение военно-политической напряженности должно расцениваться как появление признаков четвертой мировой войны.

“ Современное обострение военно-политической напряженности должно расцениваться как появление признаков четвертой мировой войны ”

Исчерпание потенциала роста доминирующего технологического уклада стало причиной глобального кризиса и депрессии, охватившей ведущие страны мира в последние годы. Замещение старого технологического уклада новым – это период кризиса, в ходе которого происходит обесценение и бегство капитала из утративших прибыльность устаревших технологических цепочек и стран, обремененных перепроизводством привычных товаров. Выход из кризиса так же, как и раньше, будет сопровождаться масштабными геополитическими и экономическими изменениями. Как и в предыдущих случаях, лидирующие страны демонстрируют неспособность к совместным кардинальным институциональным нововведениям, которые могли бы канализировать высвобождающийся капитал в структурную перестройку экономики на основе нового технологического уклада, и продолжают воспроизводить сложившуюся институциональную систему и обслуживать воплощенные в ней интересы.

США и их союзники по G7 к настоящему времени исчерпали возможности вытягивания ресурсов из постсоциалистических стран, в которых сложились свои корпоративные структуры, приватизировавшие остатки их производственного потенциала. Исчерпала себя и война финансовая, которую Вашингтон ведет с незащищенными национальными денежными системами, привязывая их к доллару посредством монетаристской макроэкономической политики при помощи зависимых от него МВФ, рейтинговых агентств, агентов влияния. Вытягиваемых со всего мира капиталов уже не хватает для обслуживания лавинообразно нарастающих обязательств США.

В то же время догоняющие страны с не очень большим технологическим отставанием получают в этот период возможность «срезать круг» – сэкономить на фундаментальных и поисковых исследованиях путем имитации достижений передовых стран. Поскольку последние обременены значительными капиталовложениями в производствах доминирующего технологического уклада, которые придают значительную инерцию производственно-технологической структуре, у догоняющих возникает возможность «сыграть на опережение», сконцентрировав инвестиции в перспективных направлениях роста. Именно таким образом сегодня Китай, Индия и Бразилия пытаются совершить технологический рывок. Стремясь обезопасить себя от спекулятивных атак и сохранить экономический суверенитет, они не открывают свои финансовые системы для экспансии американского капитала, демонстрируя уверенный рост в условиях кризиса. Их примеру следуют крупнейшие страны Латинской Америки и Юго-Восточной Азии, сопротивляясь поглощению активов спекулятивным капиталом. Посредством валютных свопов Китай быстро создает свою систему международных расчетов. Пространство для маневров ФРС США неумолимо сжимается – американской экономике приходится принимать на себя основной удар обесценения капитала.

Между кризисом и коллапсом

Исходя из этого речь может идти об одном из трех сценариев дальнейшего развертывания кризиса, запрограммированного внутренней логикой развития нынешней глобальной экономической системы.

1. Сценарий быстрого выхода на новую длинную волну экономического роста (оптимистический). Он предусматривает перевод кризиса в управляемый режим, позволяющий ведущим странам канализировать спад в устаревших секторах и периферийных регионах мировой экономики и направить остающиеся ресурсы на подъем инновационной активности и форсированный рост нового технологического уклада. При этом кардинально изменится архитектура глобальной финансовой системы, которая станет поливалютной, а также состав и относительный вес ведущих стран. Произойдет существенное усиление государственных институтов стратегического планирования и регулирования финансовых потоков, в том числе на мировом уровне. Глобализация станет более управляемой и сбалансированной. Стратегия устойчивого развития сменит доктрину либеральной глобализации. В числе объединяющих ведущие страны мира целей будет использоваться борьба с терроризмом, глобальным потеплением, массовым голодом, болезнями и другими угрозами человечеству.

2. Катастрофический сценарий, сопровождающийся коллапсом существующей американоцентричной финансовой системы, формированием относительно самодостаточных региональных валютно-финансовых систем, уничтожением значительной части международного капитала, резким падением уровня жизни в странах «золотого миллиарда», углублением рецессии и возведением протекционистских барьеров между регионами.

3. Инерционный сценарий, сопровождающийся нарастанием хаоса и разрушением многих институтов как в ядре, так и на периферии мировой экономики. При сохранении некоторых институтов существующей глобальной финансовой системы появятся новые центры экономического роста в странах, сумевших опередить других в формировании нового технологического уклада и «оседлать» длинную волну экономического роста.

Инерционный сценарий представляет собой сочетание элементов катастрофического и управляемого выхода из кризиса. При этом он может быть катастрофическим для одних стран и регионов и оптимистическим – для других. Следует понимать, что институты ядра мировой финансовой системы будут выживать за счет стягивания ресурсов с периферийных стран путем установления контроля над их активами. Достигается это обменом эмиссии их валют на собственность принимающих эти валюты стран в пользу банков и корпораций ядра.

Пока развитие событий идет по инерционному сценарию, который сопровождается расслоением ведущих стран мира по глубине кризиса. Наибольший ущерб несут открытые экономики, в которых падение промышленного производства и инвестиций составило в начальной фазе кризиса 15–30 процентов. Страны с автономными финансовыми системами и емким внутренним рынком, защищенным от атак спекулянтов, продолжают расти, увеличивая свой экономический вес.

Для выхода на оптимистический сценарий необходимо формирование глобальных регулирующих институтов, способных обуздать турбулентность на мировых финансовых рынках и уполномоченных на принятие универсальных глобальных правил для финансовых учреждений. В том числе предусматривающих ответственность менеджеров, прозрачность фондовых опционов, устранение внутренних конфликтов интересов в институтах, оценивающих риски, ограничение кредитных рычагов, стандартизацию финансовых продуктов, проведение трансграничных банкротств.

В любом из сценариев экономический подъем возникает на новой технологической основе с новыми производственными возможностями и качественно новыми потребительскими предпочтениями. Кризис закончится с перетоком оставшегося после коллапса долларовой пирамиды и других финансовых пузырей капитала в производства нового технологического уклада.

В основе нового (шестого) технологического уклада лежит комплекс нано-, информационно-коммуникационных и биотехнологий. И хотя основная сфера их применения – здравоохранение, образование и наука и лишь косвенно связана с производством военной техники, гонка вооружений и увеличение оборонных расходов привычным образом становятся ведущим способом государственного стимулирования нового технологического уклада.

К сожалению, Россия упустила исторический шанс предложить на встрече лидеров G20 в Санкт-Петербурге в сентябре 2013 года план широкого международного сотрудничества в совместном развитии и освоении ключевых направлений становления нового технологического уклада, который стал бы альтернативой гонке вооружений в качестве стимулирующего механизма инновационной активности. Предложенная Научным советом РАН по комплексным проблемам евразийской экономической интеграции, модернизации, конкурентоспособности и устойчивому развитию инициатива по запуску международной программы защиты Земли от космических угроз не была воспринята чиновниками, готовившими встречу G20. Они предпочли следовать предложенному США курсу забалтывания ключевых проблем глобального кризиса с концентрацией внимания ведущих стран на второстепенных вопросах повышения устойчивости работающей в их интересах мировой валютно-финансовой системы. А сами США тем временем готовили на Украине почву для запуска мировой войны по новым технологиям.

Дело в том, что либеральная идеология, доминирующая в правящих кругах США и их союзников по НАТО, не оставляет иных поводов для расширения прямой государственной поддержки экономики, кроме нужд обороны. Поэтому сталкиваясь с необходимостью использования государственного спроса для стимулирования роста нового технологического уклада, ведущие деловые круги прибегают к эскалации военно-политической напряженности как основному способу увеличения государственных закупок передовой техники. Именно в этом ракурсе следует рассматривать причины раскрутки Вашингтоном маховика войны на Украине, которая является не целью, а инструментом для реализации глобальной задачи сохранения доминирующего влияния США в мире.

Наряду со структурным кризисом экономики, обусловленным сменой доминирующих технологических укладов, в настоящее время происходит переход к новому вековому циклу накопления капитала, что еще более усугубляет риски развязывания мировой войны. Предыдущий переход от колониальных империй европейских стран к американским глобальным корпорациям в качестве ведущей формы организации глобальной экономики происходил посредством развязывания трех мировых войн, исход которых сопровождался кардинальными изменениями мирового политического устройства. В результате Первой мировой войны в трех империях рухнул монархический строй, сдерживавший экспансию национального капитала. В результате Второй развалились колониальные империи, ограничивавшие его международное движение. С крахом СССР вследствие третьей – холодной – мировой войны свободное движение капитала охватило весь мир, а транснациональные корпорации получили в распоряжение всю экономику.

Но на этом история не заканчивается. Развитие человечества требует новых форм организации глобальной экономики, которые позволили бы обеспечить устойчивое развитие и отражение планетарных угроз, включая экологические и космические. В условиях либеральной глобализации, выстроенной под интересы транснациональных, в основном англо-американских корпораций, эти вызовы существованию человечества остаются без ответа.

Продолжение следует.


Источник: vpk-news.ru


ГР

Поддержи паблик! Подпишись на ГР

"The Daily Beast", США: "Россия: прыжок на Северный полюс"




Россия стремительно наращивает силы в Арктике, пытаясь упрочить свои претензии на этот холодный регион. Сейчас, как сообщают российские государственные СМИ, она восстанавливает давно заброшенные базы советского времени, на которых в 2017 году собирается разместить свои истребители-перехватчики дальнего радиуса действия МиГ-31.

Collapse )

 Игорь Кабардин: "Россия на Тихом океане. Вчера и сегодня"




Тихоокеанская политика России на протяжении всей истории часто грешила непоследовательностью. С одной стороны русские мореплаватели XIX века открывают новые острова у Австралии и Новой Зеландии, а с другой стороны у нас до сих пор под боком весьма слабо освоенный Сахалин. Дальневосточное направление, за исключением редких периодов, считалось в России периферийным по сравнению с европейским и ближневосточным. Тем не менее, именно Азия и Тихий океан становятся сегодня мировым центром силы, а значит, должно меняться и отношение к этому региону.

Collapse )

Подъем с глубины: как Россия испугала Пентагон за последние две недели?




Практические пуски баллистических ракет «Булава» с борта атомного подводного крейсера 955 проекта типа «Борей» - «Юрий Долгорукий», запуск шахтной баллистической ракеты «Тополь-М» с полигона Плесецк, и, наконец, удачный запуск баллистической ракеты РСМ-54 «Синева» с борта атомного подводного крейсера Северного флота проекта 667 типа «Дельфин» - «Тула» (на главном фото) показали не только то, что Россия обладает ядерными силами, но и способна их эффективно применить. Особенно это важно в контексте поддержания и обновления морской компоненты стратегических ядерных сил сдерживания. 


Collapse )

Олег Чувакин: " Россия — нравственный лидер мира"



Русский товарищ Лавров — дипломат мирового класса. Именно его боятся западные политики, поскольку на аргументы российского министра иностранных дел им возразить нечего. Сергей Лавров умеет сказать прямо, объективно и ясно. Он — голос той самой России, которую прогрессивные западные публицисты именуют «нравственным лидером мира». А вот Соединённые Штаты — страна «негодяев», ставленником которых является Барак Обама. Его назначенцы вроде Джона Керри или Чака Хейгела тоже усердно служат американской «тирании», которая вот-вот доведёт планету до ядерной войны.

Об этом рассказывает чикагский публицист Стивен Лендман (Stephen Lendman) на ресурсе«The Peoples Voice».
Collapse )

Эндрю Топф: "Конец эпохи: правда ли, что нефтедоллару угрожает опасность"





Последние торговые сделки и сотрудничество на самом высоком уровне между Россией и Китаем на Западе восприняли как тревожный сигнал, в то время как высокопоставленные политики и чиновники нефтяной и газовой отраслей отмечают, что баланс сил в мировой энергетике склонился в сторону Востока.


Collapse )

Константин Душенов: "Подводный сюрприз Путина"




С появлением новой русской подводной лодки «Лада» 

В последнее время на Западе лавинообразно нарастает антирусская милитаристская истерия. Обнаружив, что вместо податливой либеральной «россиянии» на просторах Евразии неожиданно возродилась историческая, традиционная, имперская Россия, разгневанная и оскорблённая десятилетиями унижений и оскорблений со стороны надменного и лживого западного Содома, «свободные» европейские и американские СМИ исполнены панических заголовков о «военных приготовлениях» Москвы.

Стоит нам, русским, запустить ракету с космодрома в Плесецке или с подводного ракетоносца в Баренцевом море, или отправить в патрулирование вдоль европейских границ свои воздушные ракетоносцы, это тут же становится поводом для бесчисленных обвинений в «милитаризме и империализме», «бряцании ядерным оружием», «запугивании мирового сообщества» и т.п. глупостей. А между тем, многие действительно важные новости, имеющие прямое отношение к изменению военно-стратегического баланса сил в Евразии, проходят мимо внимания массового читателя.

Вот одна из таких новостей.

13 октября 2014 года информагентство «РИА Новости» со ссылкой на источник в оборонно-промышленном комплексе РФ сообщило: «В России принято решение о серийном производстве воздухонезависимых энергетических установок (ВНЭУ) для оснащения будущих подводных лодок проекта 677 «Лада». Испытания опытного макета ВНЭУ на стенде завершились успешно. Следующие испытания будут проводиться уже непосредственно на лодке».

Это сообщение прошло практически незамеченным, даже среди военных обозревателей никто не обратил на него особого внимания. А зря! Ибо это решение знаменует собой настоящую революцию в области военного подводного кораблестроения.

Достоинства и недостатки подводных охотников

Сегодня все подводные лодки по типу энергетических установок делятся на два вида: ПЛ с ядерной энергетической установкой (атомным реактором) и дизель-электрические подводные лодки (ДЭПЛ), двигающиеся в надводном положении при помощи дизеля, а в подводном - используя электромоторы, черпающие энергию от аккумуляторных батарей.

Атомные подводные лодки появились в советском ВМФ в конце 50-х годов прошлого столетия. Первая АПЛ 627-го проекта под названием «Ленинский комсомол» вступила в строй в 1957 году. С того момента и до сего дня подводные атомоходы составляют главную ударную силу нашего флота, являясь носителями широкого спектра самого грозного оружия - от стратегических межконтинентальных ракет и тактических ядерных торпед до высокоточных крылатых ракет большой дальности, составляющих сегодня основу российских сил стратегического неядерного сдерживания.

Атомные ПЛ обладают целым рядом выдающихся достоинств: практически неограниченным временем пребывания под водой, высокой скоростью подводного хода и большой глубиной погружения, способностью нести огромное количество самого разнообразного вооружения и оборудования. Высокая энерговооружённость, достигаемая огромной мощностью ядерной энергетической установки, позволяет строить лодки очень большого водоизмещения и размещать на них не только много оружия, но и высокоэффективные гидроакустические комплексы, средства связи, радиоэлектронной разведки и навигации.

Но, увы - главное достоинство ядерной энергетической установки, её мощность, является одновременно источником основного недостатка, свойственного подводным атомоходам. Этот недостаток - большая шумность. Наличие на борту АПЛ атомного реактора (а иногда и двух) со всем комплексом сопутствующих механизмов: турбинами, генераторами, насосами, холодильными установками, вентиляторами и т.д. - неизбежно порождает огромное количество разночастотных колебаний и вибраций и требует сложнейших технологий для снижения уровня шумов, являющихся главным демаскирующим фактором любой АПЛ.

Зато дизель-электрическая подлодка под водой практически бесшумна. Электромоторы, питающиеся энергией аккумуляторных батарей, не требуют наличия турбин и другого высокошумного оборудования. Поэтому ДЭПЛ крадётся в океанских глубинах, практически не шумя, подобно опасной хищной рыбе, выслеживающей зазевавшуюся добычу.

Однако рыба эта может находится под водой относительно недолго - всего несколько суток. Притом двигается она в океанской глубине очень медленно, экономя запас энергии, который по сравнению с атомными «акулами» просто ничтожен. А недостаток энергии, в свою очередь, налагает серьёзные ограничения на водоизмещение, вооружение и другие ключевые характеристики ДЭПЛ. По сути, эти лодки не являются полностью «подводными», их можно скорее назвать «ныряющими», так как большую часть времени на маршрутах развёртывания они проводят в надводном положении, да и в районах боевого патрулирования вынуждены регулярно всплывать и включать дизеля для подзарядки аккумуляторных батарей.

Так, например, у новейшей российской ДЭПЛ проекта 636.3 запас подводного хода составляет всего 400 миль. И двигается она под водой в основном экономходом со скоростью 3 узла, то есть 5,4 км/час. Поэтому преследовать свою добычу под водой такая лодка не может. Она вынуждена полагаться на данные разведки, которая должна вывести её в заданную точку на маршруте развёртывания кораблей противника. Отсюда и главный способ боевого использования ДЭПЛ - т.н. «завеса», т.е. развертывание подводных лодок в линию, перпендикулярную курсу вероятного движения цели, на определенных интервалах друг от друга. При этом вся группа участвующих в ней подлодок управляется с внешнего командного пункта, что создаёт дополнительные демаскирующие факторы и снижает боевую устойчивость и эффективность группировки ПЛ. Если учесть к тому же, что глубина эшелонированной противолодочной обороны современной американской авианосной ударной группировки составляет свыше 300 миль (т.е. более 550 км), становится понятным, как непросто нашим ДЭПЛ противостоять такому противнику.

Поэтому неудивительно, что заветной мечтой всех подводников является создание подводной лодки с принципиально новой энергетической установкой, которая позволит совместить в себе достоинства атомных и дизель-электрических подводных лодок: мощность и скрытность, большую автономность подводного плавания и малую шумность...

Сказка стала былью

Так вот: российские подводные лодки 677-го проекта «Лада» с воздухонезависимой энергетической установкой как раз и являются серьёзнейшим прорывом в этом направлении, выводящим подводный флот России на принципиально новые рубежи.

«Лады» невелики, их водоизмещение почти в два раза меньше, чем у знаменитой «Варшавянки». Зато комплекс её вооружений очень серьёзен и непривычно велик. Помимо традиционного минно-торпедного вооружения ДЭПЛ (6 торпедных аппаратов 533-мм, 18 торпед или мин), 667-й проект - первая в мире неатомная подводная лодка, оснащённая специализированными пусковыми установками для крылатых ракет (10 вертикальных ПУ в средней части корпуса). Причём эти КР могут быть как оперативно-тактическими, ударно-противокорабельными, так и ракетами большой дальности, предназначенными для поражения стратегических целей в глубине территории противника (о них см. подробнее в статье «Ракетный сюрприз Путина»).

Но самой важной особенностью новых русских ПЛ является ВНЭУ, воздухо-независимая энергетическая установка. Не вдаваясь в детали, интересные специалистам, отметим, что наличие ВНЭУ позволит «Ладам» находиться в подводном положении до 25 суток, то есть почти в 10 раз дольше, чем их знаменитым «старшим сёстрам» - «Варшавянкам» проекта 636.3! При этом шумность у «Лады» будет даже меньше, чем у знаменитой варшавянской «чёрной дыры», которую американцы прозвали так из-за того, что её практически невозможно обнаружить.

Страны НАТО давно уже пытаются оснастить свои подводные лодки такими ВНЭУ. «Законодателями» мод в этой области выступают Германия и Швеция. Германские корабелы ещё с конца 90-х годов строят малые ПЛ проекта 212\214, оснащенные гибридной энергетической установкой. В нее входят дизель для надводного хода и подзарядки батарей, сами серебряно-цинковые аккумуляторные батареи и ВНЭУ для экономичного подводного хода на базе топливных элементов, включающих в себя цистерны с криогенным кислородом и ёмкости с гидридом металла (специальный сплав металла в соединении с водородом).

Оснащение лодки такой анаэробной установкой позволило немцам увеличить время нахождения ее в подводном положении до 20 суток. И сейчас германские «малютки» с ВНЭУ различных модификаций находятся на вооружении Германии, Италии, Португалии, Турции, Израиля, Кореи и еще нескольких стран.

Шведский концерн Kockums Submarin Systems, в свою очередь, в конце прошлого века начал строительство подлодок класса Gotland с ВНЭУ на основе т.н «двигателя Стирлинга». При его использовании эти лодки также могут находиться под водой без подзарядки аккумуляторных батарей до 20 суток. И сейчас ПЛ с двигателями Стирлинга есть не только в странах Скандинавии, но и в Австралии, Японии, Сингапуре и Таиланде.

Но ни немецкие, ни шведские ПЛ, являющиеся малыми, по сути прибрежными лодками, не идут ни в какое сравнение с русскими «Ладами» - ни по своим тактико-техническим характеристиками, ни по разнообразию и мощности вооружения. Наши ПЛ 667-го проекта во всех отношениях являются в этом классе уникальными по своему качеству кораблями нового поколения!

ЦКБ «Рубин» - главный разработчик подводных лодок в России, спроектировал «Ладу» так, что она способна наносить залповые торпедно- ракетные удары по морским и стационарным наземным целям как из торпедных аппаратов, так и из специализированных вертикальных ракетных шахт. За счет уникального гидроакустического комплекса наша лодка имеет существенно увеличенную дистанцию обнаружения целей. Она может погружаться на 300 м, имеет скорость полного подводного хода до 21 узла, автономность - 45 суток. Для снижения шумности лодки применены виброизоляторы, всережимный гребной электродвигатель на постоянных магнитах. Корпус лодки покрыт материалом «Молния», поглощающим сигналы гидролокаторов.

О ВНЭУ нашей лодки известно пока немного. Так же как и у немцев, в ее основе будет электрохимический генератор. Но она будет принципиально отличаться тем, что водород, необходимый для работы ВНЭУ, будет получаться прямо на борту с помощью переработки имеющегося дизельного топлива. Поэтому российская ВНЭУ будет значительно экономичнее немецкого аналога, что позволит увеличить время её непрерывного нахождения лодки под водой до 25 суток. Одновременно и стоить «Лада» будет существенно меньше, чем немецкие лодки проекта 212\214.

До 2020 года российский же флот рассчитывает получить 14 единиц таких новых неатомных подводных лодок 4-го поколения.

Сокрушители балансов

Чтобы читатель понял, насколько существенно новые русские ПЛ с ВНЭУ смогут изменить баланс сил между Россией и США, приведу лишь один пример. «Четыре-шесть таких подлодок, - говорил ещё в конце 2010 года в интервью «РИА Новости» вице-адмирал Виктор Патрушев - могут полностью перекрыть такие закрытые или полузакрытые акватории, как Черное, Балтийское и Каспийское моря. Их преимущества очевидны любому военно-морскому специалисту».

От себя добавлю, что развёртывание в составе Российского ВМФ дополнительно двух-трёх соединений «Лад» способно принципиально изменить соотношение сил не только на Балтике, Каспии и Чёрном море, но и на Севере, и в Средиземноморье, в Атлантике и Индийском океане. На Севере, в Баренцевом море такие лодки способны гарантированно прикрыть маршруты развёртывания российских подводных стратегических ракетоносцев от любых посягательств противолодочных сил США и стран НАТО, что существенно повысит боевую устойчивость морской компоненты наших стратегических ядерных сил.

Сейчас наши ракетоносцы несут боевую службу по большей части под льдами Арктики, где они практически недоступны для вражеского воздействия. Американцы могут засечь, отследить и поразить наш подводный крейсер лишь на этапе его перехода в район боевого патрулирования. А «Лады» 667-го проекта идеально приспособлены для противодействия американским АПЛ, следящим за нашими «стратегами», так как слышат их на дистанциях гораздо больших, чем американцы способны услышать «Ладу». В таких условиях поражение вражеской субмарины - то ли «Ладой» самостоятельно, то ли с помощью наведения на неё сил противолодочной авиации и надводных кораблей - становится делом техники.

Что касается Средиземного моря, Атлантики и Индийского океана, то наличие в их водах в достаточном количестве подводных лодок, подобных «Ладе», практически обнуляет там американскую военно-морскую мощь, ядром которой являются авианосные ударные группировки (АУГ). Ещё в советские времена «дизелюхи» проекта 641Б умудрялись прорывать противолодочную оборону авианосцев и, бывало, всплывали прямо под носом у обалдевших американских адмиралов. И лишь малый запас подводного хода, отсутствие дальнобойного ракетного вооружения да невозможность оставаться в подводном положении больше 3-х суток давали американцем шанс в этом противостоянии с советскими подводниками.

Сегодня, при условии, что «Лада» будет действительно способна оставаться под водой до 25 дней, её боекомплект включит в себя мощный противокорабельный ракетный комплекс, подобный «Калибру», а разведка и наведение ПЛ на АУГ будет осуществляться с использованием эшелонированной разведки, включающей космическую группировку, такого шанса у хвалёных штатовских авианосцев уже не будет! А это значит, что в прошлое уйдёт целая эпоха американского «господства на море», Вашингтон фактически потеряет свой главный инструмент «проецирования силы» на удалённые регионы и окончательно утратит свою глобальную геополитическую роль.


Источник: nord-news.ru

ГР

Поддержи паблик! Подпишись на ГР