Category: ссср

Category was added automatically. Read all entries about "ссср".

Олег Назаров: "Кто и почему клевещет на Советский Союз"




Историк Олег Назаров напоминает о позиции Москвы в период Судетского кризиса, ставшего предтечей Второй мировой войны

29 сентября исполняется 76 лет событию, ставшему прологом Второй мировой войны.


Collapse )

Петр Акопов: "Черная благодарность"



Америка пытается удержать Африку, Китай – завоевать, а Россия – вернуться


Открывшийся в Вашингтоне саммит США – Африка интересен не только как попытка Барака Обамы продемонстрировать хоть какие-то успехи своей внешней политики. Огромный континент с миллиардным населением формально до сих пор находится на задворках мировой политики, хотя в реальности борьба за Африку никогда не прекращалась. Россия просто не может остаться в стороне от нее.

Collapse )

Сергей Ковров: «Свидетель эпохи. Генерал Филипп Бобков: "Перестройку начинал Андропов"»



Филипп Бобков – для советской эпохи фигура во многих отношениях знаковая. Участник Великой Отечественной войны, прославленный чекист, один из основателей и руководитель советской «политической контрразведки», последний на данный момент генерал армии, получивший это высшее звание как сотрудник органов госбезопасности, – с его именем так или иначе связаны множество событий, памятных нашим согражданам.
Collapse )

Русский обозреватель: "Сколько нам должны прибалтийские республики за СССР"

0c1d962a01094b909f0ff6ecb2ba57af

В последнее время с определенной регулярностью с территории бывших Союзных Республик в адрес Российской Федерации приходят гневные требования в финансовом виде компенсировать те «тяготы и невзгоды», которые жители этих республик «выносили на своих плечах» в годы так называемой оккупации их территорий со стороны Москвы. Наибольшими потугами в связи с требованиями «оккупацию» территорий компенсировать непременно материально отличаются прибалтийские государства – самая главная «демократическая тройка» постсоветского пространства: Литва, Латвия и Эстония. При этом каждое новое правительство любого из этих государств старается перещеголять правительство предыдущее в масштабах выставляемого России счета. Одни говорят о 70-80 миллиардах долларов, другие – о $150 млрд., третьи и вовсе о сумме, количество нулей в которой не помещается на экран обычного среднестатистического микрокалькулятора.

Collapse )

Владислав Швед: "Компьютерная гонка с Америкой"

msem

В последнее время в России много говорят о перевооружении армии и о модернизации предприятий военно-промышленного комплекса (ВПК). Эта тема и в СССР была весьма актуальна. К сожалению, и тогда, и сегодня при этом как-то забывают одну истину – технологические прорывы в военной сфере должны обеспечивать технологические прорывы и в быту обычного человека.

Во второй половине ХХ века роковую роль в соревновании двух систем: капиталистической и социалистической, сыграла именно техника для дома, для семьи. Западное общество предлагало человеку значительно больший ассортимент услуг и товаров, причем существенно более высокого качества, нежели социалистическое. С таким соблазном было трудно бороться,

Накануне перестройки многим советским гражданам хотелось немного «загнивающего капитализма» в виде автомашины с центральным замком, электронной аппаратуры, разного рода кухонной утвари и т.п. Между тем, многие из западных бытовых новинок были родом из военной сферы. Антипригарные покрытия, сверхпрочные ткани, миниатюрные видеокамеры, высококачественные звукозаписывающие аппараты и многое другое родилось в секретных лабораториях американского ВПК.

На Западе эти новинки получили новую жизнь в бытовой сфере. В итоге это позволило сделать уровень культурно-бытовой и электронной техники визитной карточкой западного образа жизни. К сожалению, в Советском Союзе ситуация оказалась иной.

Замечу, что отставание СССР в области применения высоких технологий для производства культурно-бытовых новинок для людей было не базовым. Оно состоялось не столько по причине отсутствия технологий и материальных средств, а, прежде всего, из-за недооценки данной проблемы советским высшим политическим руководством.

Это хорошо видно на примере развития электронно-вычислительной техники в СССР и в США. Известно, что до середины 1960-х годов между ними в этой области был своеобразный паритет.

В 1953 году в СССР была создана первая большая ЭВМ - БЭСМ (Большая электронная счетная машина). Её быстродействие достигло 10 тыс. операций в секунду, т.е. на уровне лучших вычислительных машин США.

В 1958 году в СССР появилась самая мощная ЭВМ в Европе. Это была ЭВМ М-20 со средним быстродействием 20 тыс. операций в секунду. С её помощью было решено немало важнейших теоретических и прикладных задач науки и техники того времени.

В 1967 году начала работать БЭСМ-6, выполнявшая около 1 млн. операций в секунду. В течение нескольких лет она была самой высокопроизводительной ЭВМ в Европе. Модернизированная БЭСМ-6, работая в 1975 году в составе вычислительного комплекса, в ходе космического полёта «Союз-Апполон»» обрабатывала данные по траектории полёта за 1 минуту, в то время как американская сторона на такой расчёт тратила 30 минут.

Тем не менее, в декабре 1967 года в Министерстве радиопромышленности СССР было принято решение прекратить разработки собственных вычислительных систем и использовать разработки американских компьютерных фирм «IBM» и «Digital Equipment», адаптировав их к уровню советских технологий.

Это произошло при легендарном министре Радиопрома, Герое Социалистического Труда, дважды лауреате Сталинской премии СССР Валерии Дмитриевиче Калмыкове, возглавлявшего отрасль с 1954 по 1974 год. К сожалению, даже люди такого масштаба иной раз допускали роковые ошибки. Такой ошибкой и было ориентирование советской радиопромышленности на копирование американских компьютерных технологий.

В результате советские компьютеры серии ЕС ЭВМ стали аналогами продукции «IBM», а серия СМ ЭВМ повторяла технологии «Digital Equipment». На первый взгляд это решение выглядело вроде бы обоснованным, если учесть, что в СССР практически каждый НИИ стремился разработать свою версию вычислительной машины для решения отраслевых задач. В результате чего ЭВМ в СССР выпускались разрозненно и почти штучно. Соответственно - с огромной себестоимостью. Годовой суммарный выпуск всех типов ЭВМ (а их насчитывалось более 20) 1960-х годах составлял всего около тысячи штук. Это никак не могло удовлетворить потребности народного хозяйства и обороны страны.

Но главная проблема крылась в программном обеспечении. Без него ЭВМ, понятно, просто груда металла и пластмассы. Эту проблему усугубляло то, что модели советских ЭВМ были аппаратно и программно несовместимы. В СССР программным обеспечением в 1969 году занималось всего 1,5 тысячи, а в США - 50 тысяч программистов. К тому времени в Штатах был уже налажен массовый выпуск ЭВМ.

Учитывая такую ситуацию, следовало принять, казалось бы, очевидное решение. Взять за основу наиболее продвинутую из отечественных вычислительных систем, принять ее за индустриальный стандарт, объединить разрозненные группы ученых и создать линейку совместимых друг с другом ЭВМ.

Но, видимо, Калмыкова соблазнил опыт КБ Андрея Николаевича Туполева, после войны скопировавшего, по указанию Сталина, американский бомбардировщик Б-29. Это позволило Туполеву стать патриархом советского самолетостроения. Правда, впоследствии советское авиастроение пошло своим путем и добилось впечатляющих результатов, создав ряд самолетов, существенно опередивших время и американские аналоги.

Следует напомнить, что создатель БЭСМ-6 Сергей Алексеевич Лебедев заявил, что копирование «IBM System/360» приведет к отставанию от мировой промышленности на несколько лет. К тому времени эта система на Западе считалась устаревшей.

В результате ситуация с производством ЭВМ повторила историю советского автопрома. Закупив в 1960-е годы автомобильный завод компании «Фиат», СССР, а теперь и Россия, психологически и технически не может преодолеть «фиатизм» в автостроении.

О том, каким могло быть будущее советской вычислительной техники, свидетельствует пример Института точной механики и вычислительной техники (ИТМиВТ) имени Лебедева. Коллектив этого института не затронуло вышеупомянутое решение Министерство радиопромышленности, так как он разрабатывал суперкомпьютеры для оборонных систем Советского Союза.

Достижения ученых и специалистов ИТМиВТ, впоследствии Института микропроцессорных систем РАН, на этом поприще были впечатляющие. Созданные в институте мощные электронные машины "Эльбрус" распределялись по разнарядке Кремля. Они стали мозгом первой системы ПРО Москвы, были установлены в космическом ЦУПе, а также в ядерных центрах Арзамас-16 и Челябинск-70.

О возможностях ЭВМ типа «Эльбрус» свидетельствует такой пример. В 1989 году в состав Военно-морского флота СССР вошел большой разведывательный корабль «Урал». Он являлся самым большой в мире кораблем-разведчиком (длина 265 м, водоизмещение – 36500 тонн) и самым большим в СССР кораблем с ядерной энергетической установкой. Основу радиоэлектронного разведывательного оснащения «Урала» составляли две ЭВМ типа «Эльбрус».

Два корабля типа «Урал», один в Тихом, другой в Атлантическом океане, через систему спутников были способны держать под контролем весь земной шар и, прежде всего, все американские базы вне зависимости от их местонахождения.

Подобная система в США только разрабатывается. Электронно-вычислительные машины "Эльбрус" и сегодня стоят на вооружении российской армии, обеспечивая независимость обороноспособности страны от иностранных поставщиков.

В 1978 году в Институте им. Лебедева был впервые в мире создан суперскалярный процессор, то есть параллельно выполняющий несколько команд. До этого компьютеры работали последовательно, выполняя команду за командой. Это существенно ограничивало их быстродействие.

Директор Института микропроцессорных систем, лауреат Ленинской и Государственной премий, член-корреспондент РАН Борис Арташесович Бабаян с гордостью заявляет: «В 1978 году мы сделали первую суперскалярную машину Эльбрус-1. Сейчас на Западе делают суперскаляры только такой архитектуры. Первый суперскаляр на Западе появился в 92-ом году, наш в 78-ом. Причем тот вариант суперскаляра, который сделали мы, аналогичен «Pentium Pro», который «Intel» сделал в 95-ом году».

Историческое первенство «Эльбруса» подтверждают и в Америке. В статье «Русские идут» в февральском (2004 г.) выпуске ведущего западного издания в области микропроцессорных архитектур "Microprocessor Report", Кит Дифендорфф, разработчик одного из первых западных суперскалярных процессоров, признал, что русские создали такие процессоры на 15 лет раньше.

Признанием достижений отечественной вычислительной техники явился тот факт, что в 2004 году Бабаян был приглашен компанией «Intel», мировым микропроцессорным лидером, на должность директора по архитектуре в подразделении программных решений. Он был удостоен титула «Intel Felow», которым имеет право называться всего 41 человек в мире, причем в Европе таких нет.

Всем, твердящим о инженерно-технологической отсталости СССР, следует напомнить следующее.

После развала СССР американская Силиконовая долина (центр высоких компьютерных технологий) вдруг заговорила по-русски, так как туда хлынули выпускники советских вузов. Сегодня в США и Канаде они считаются лучшими программистами и разработчиками вычислительной техники.

Достаточно сказать, что компьютерная сенсация ХХI века микропроцессор нового поколения «Crusoe» фирмы «Transmeta» был в основном разработан выходцами из СССР и России.

…С проблемой практического использования в СССР достижений науки и техники мне довелось столкнуться в 1975-1981 годах. В то время я работал в Ленинском райкоме Компартии Литвы города Вильнюса заведующим промышленно-транспортным отделом, а впоследствии секретарем, курирующим экономику.

В районе действовали три предприятия, олицетворяющие технический прогресс. Это: научно-производственное объединение «Вента», специализировавшееся на производстве интегральных схем для микропроцессорных наборов, используемых в ЭВМ, завод счетных машин, изготавливавший вычислительные комплексы и научно-производственное объединение «Вильма», выпускавшее звукозаписывающую технику.

Технически наиболее продвинутым предприятием являлось объединение «Вента». Оно было создано по американскому образцу. Даже здание было построено, как в Калифорнии, с облицовкой стеклянными панелями. Для Литвы, где среднегодовая температура невысокая, подобное здание выглядело странно и служило поводом для шуток инженерного персонала «Венты» об узколобости московских «мудрецов», спроектировавших для Литвы стеклянную коробку.

На «Венте» изготавливалось «сердце» современного компьютера – интегральная схема. Представьте себе тончайший кремниевый кусочек (так называемый кристалл) площадью менее 1 кв. см, на котором «выращивались» многослойные электронные схемы, выполняющие функции основных логических узлов ЭВМ.

В итоге транзисторы, резисторы, конденсаторы, триггеры и т.п., ранее занимавшие огромные площади и объемы, размещались на этом «кристалле», который, в свою очередь, являлся частицей кремниевого диска диаметром от 100 мм и выше (размер диска определяла «продвинутость» технологии). На нем размещались десятки или сотни этих схем. Чем больше диаметр диска, тем больше был выход интегральных схем.

Специалисты «Венты», с которыми мне довелось не раз беседовать, говорили, что они стремятся не только копировать американские образцы, но и совершенствовать их. Однако отставание все равно оставалось.

Как уже говорилось, все советские разработки базировались на архитектуре американской «IBM». Это были рамки, в которых изначально должны были действовать советские разработчики.

Соответственно, они были вынуждены следовать в кильватере американцев. Причем было недостаточно «достать» новые образцы компьютеров IBM для копирования. Оказалось, что копирование расположения элементов на платах и знание характеристик не гарантировало их качественное воспроизведение и организацию массового производства. Нужны были нюансы соответствующих технологий, которые оставались производственным секретом американцев.

В СССР расчет был на то, что достаточно будет «добыть» матобеспечение для организации технологических процессов и наступит расцвет советской вычислительной техники. Однако вскоре стало ясно, что добытые на Западе «куски» и части нередко не подходили друг к другу, а программы не работали. Добавим, что американцы специально подсовывали советским агентам разработки, таящие серьезный брак.

«Вента» в основном работала на оборонную промышленность. Её микропроцессорные наборы использовались в армейских бортовых цифровых вычислительных машин (БЦВМ) и комплексах. Кстати, после распада СССР американские военные эксперты позаимствовали ряд наших военных компьютерных технологий в силу их хорошей адаптированности к боевым условиям и относительной дешевизны. Но это в военной области. А в гражданской - дела обстояли хуже. Там отставание нарастало с каждым годом.

Так, Вильнюсский завод счетных машин в начале 1980-х вместо допотопных счетно-перфорационных комплексов освоил производство достаточно передовых вычислительных комплексов СМ-1600 и мини-ЭВМ М-5000. Но с позиций мирового уровня они были тоже устаревшим продуктом. Тем не менее, эта продукция пользовалась в СССР большим спросом, очередь на неё в министерстве Радиопрома и Госплане СССР была огромной.

Разговоры о массовом производстве ЭВМ для народного хозяйства и населения СССР тогда считались ненужной беллетристикой. А американцы в августе 1981 года нанесли решающий удар в компьютерной гонке с СССР.

Тогда корпорация «IBM» объявила о создании компьютерной системы – «IBM Personal Computer». Эта система вскоре стала мировым стандартом персонального компьютера. Сейчас аналогичные компьютеры (совместимые с «IBM PC») составляют около 90 % всех производимых в мире персональных компьютеров.

С 1981 года практически любой американец в домашних условиях, без помощи профессионального программиста мог использовать ЭВМ. Как уже говорилось, в Советском Союзе в это время вообще не стояла задача производства персональных компьютеров. В итоге большинство советских конструкторов, технологов, расчетчиков на своих рабочих местах работали с помощью логарифмической линейки. Лучшие в мире мозги тратили огромное количество времени на банальные расчеты.

Ещё раз повторю, советское отставание в производстве персональных компьютеров имело не столько технологическую, сколько политическую причину. Руководство СССР изначально не видело смысла в развитии вычислительной техники и информатики в широких масштабах. Первые ЭВМ разрабатывали в основном для того, чтобы они просчитывали траектории межконтинентальных ракет, вывод спутников на орбиту, а также решали специализированные военные и научные задачи.

В результате к 1985 году в СССР насчитывалось примерно около 80 тысяч ЭВМ и компьютеров. США в это время располагали 1,5 млн. новейшими ЭВМ и 17 млн. персональными компьютерами. Это обеспечило огромную разницу в возможностях использования интеллектуального потенциала страны.

О роли информационных технологий в жизни современного государства свидетельствуют следующие факты. Уже в октябре 1983 года американский журнал «Электроника» отмечал, что «в США и других развитых странах медленно, но неуклонно происходит переход от индустриальной экономики к экономике, основанной на информации... В результате одно техническое достижение буквально следует за другим. Машины пятого поколения; искусственный интеллект; персональные компьютеры... — вот далеко не полный список созданных промышленностью новшеств, о которых в настоящее время должен знать уже практически любой руководитель, если он хочет эффективно выполнять свою работу».

Японское «экономическое чудо» во многом было обусловлено развитием информационных технологий. С 1971 года в Японии в государственных масштабах осуществляется программа создания так называемого «информационного общества», в рамках которого информация должна быть так же доступна любому члену общества, как доступны вода и электроэнергия. Во многом благодаря этому бедная природными ресурсами островная страна в 1980-х годах обошла по экономическому развитию своих конкурентов — Англию, ФРГ и Францию. Япония сегодня занимает третье после США и Китая место в мире по уровню экономического развития.

Необходимо признать, что СССР заметно отставал и в области производства бытовой высококлассной звукозаписывающей техники, которую жаждали иметь миллионы советских меломанов. Одним из ведущих предприятий этого направления было Вильнюсское производственное объединение «Вильма». В основном оно работало на советский ВПК. Здесь изготавливалась специальная звукозаписывающая техника, в том числе карманные портативные магнитофоны специального назначения и знаменитые «черные ящики» для самолетов и подлодок.

Правда, «черные ящики» имели вид оранжевых шаров. Сейчас это общеизвестно, а в 1980-х это было строжайшим секретом. Выполнялись на «Вильме» и другие спецзаказы. Например, был изготовлен для зала заседаний Политбюро ЦК Компартии Кубы комплекс звукоусиливающей и звукозаписывающей техники. Качество спецтехники на «Вильме» было достаточно высоким.

Однако бытовые магнитофоны «Вильма» оставляли желать лучшего. Причем дело было не в разработчиках.

Специалисты «Вильмы» могли спроектировать магнитофон не хуже японского. Японцы во время пребывания на «Вильме» говорили: каждый ваш инженер стоит двух японских. Но десять японских инженеров стоят двадцати советских.

Вот такая была разница в техническом уровне советских и японских специалистов и организации их труда.

Научно-технический уровень «Вильмы» обусловил то, что это предприятие одно из первых в Союзе получило возможность напрямую контактировать с японскими фирмами. В ходе этого сотрудничества выяснилась очевидная вещь. Для производства бытового магнитофона мирового класса следовало располагать не только мозгами разработчиков, но и соответствующими материалами, комплектующими, покрытиями, лаками, красками и т. п.

Тем не менее, благодаря сотрудничеству с японцами, в начале 1980-х на «Вильме» был налажен выпуск гаммы бытовых стационарных кассетных магнитофонов-приставок первого, второго и третьего класса (точнее группы) сложности. По параметрам они практически не уступали японским. Но их внешний вид оставлял желать лучшего. Помимо этого они были существенно тяжелее и более энергоемки, нежели японские.

Это, как уже говорилось, было обусловлено отсутствием комплектующих и материалов, соответствующих по параметрам японским. В Союзе считалось, что затрачивать средства на производство материалов такого уровня нет необходимости: якобы для советской бытовой техники главное - качество и надежность.

Действительно, советские изделия были невероятно долговечны. Так, магнитофон-приставка «Вильма-стерео-201», приобретенный мною в 1981 году, до сих пор работоспособен. Радиоприемник «Симфония» Рижского завода ВЭФ 1967 года изготовления также в рабочем состоянии. Но по товарному виду и функциям советская бытовая техника, особенно магнитофоны, радиоприемники и телевизоры существенно уступали западным, которые разительно отличались внешним видом и напоминали манящие елочные игрушки.

Многие советские люди в те времена мечтали о бытовой электронной аппаратуре фирм «Грюндиг», «Филипс», «Сони», «Шарп», «Акай», «Пионер». Тогда она продавалась лишь в советских чековых магазинах. Но любители музыки хорошего звучания и здесь находили выход, отдавая за чековый товар двойную или тройную цену в рублях.

Некоторое количество импортной бытовой аппаратуры ввозилось советскими гражданами, которые бывали в зарубежных командировках. В результате обладатели западной техники становились как бы избранными.

Так, «товарный вид и параметры» западной бытовой техники в 1980–е годы приобрели идеологическое значение в противостоянии двух систем: социалистической и капиталистической.

К началу перестройки фетишизм западного образа жизни достиг апогея. Хвалить и защищать советское в неформальных кампаниях стало дурным тоном. Бесплатное образование, медицина, мизерные коммунальные платежи, гарантированный отпуск и отдых, возможность бесплатного получения жилья, низкие цены на авиа и железнодорожные билеты, реальная защита прав трудящихся и пенсионеров, всё это воспринималось большинством населения как само собой разумеющееся. Об этом даже не задумывались. Дополнительно хотелось «роскошной жизни», как на Западе. Правда, никто не думал, какую цену за это придется заплатить…

Следует отметить, что при всех вышеперечисленных проблемах и недостатках СССР занимал лидирующее положение более чем в половине технологий, определяющих мировой прогресс, Возникает вопрос, как можно быть лидером в научно-техническом прогрессе и отставать в производстве качественно новых товаров для населения?

Дело в том, что в СССР существовало две научно-технические базы: одна, засекреченная, военно-промышленного, другая открытая – народно-хозяйственного комплекса.

Локомотивом же научно-технического прогресса в СССР являлся военно-промышленный комплекс (ВПК). В нем была сосредоточена основная масса (более полутора тысяч) предприятий высоких технологий.

В рамках ВПК выполнялось 4/5 общего числа научно-исследовательских и опытных конструкторских разработок (НИОКР), проводимых в СССР. Каждый рубль капиталовложений в оборонную промышленность давал 2 рубля прироста национального богатства.

Добавим, что предприятия ВПК выпускали 15 процентов советских металлорежущих станков, треть установок для добычи нефти и газа, более 85 процентов бытовых газовых и электрических плит, столько же вычислительной техники, 92,7 процента холодильников, 100 процентов фотоаппаратов и видеотехники.

К сожалению, проблемы во взаимодействии двух научно-технических баз были весьма серьезными. Режим секретности, довлеющий в советской системе ВПК, привел к тому, что оборонные разработки, способные совершить техническую революцию в отраслях народного хозяйства, проникали туда с трудом и с большим опозданием.

В итоге созданный в военно-промышленном комплексе бесценный научно-технический капитал решал важные, но узкие задачи оборонного характера. А в плане широкого практического применения этих достижений для удовлетворения потребностей населения, СССР проигрывал.

Утверждается, что половина НИОКР в системе ВПК осуществлялась в интересах выпуска высокотехнологичной гражданской продукции. Да, но, как правило, эти разработки велись на основе уже рассекреченных открытий, которые в мире давно уже использовались.

В США ситуация разворачивалась иначе. Бизнес, вкладывавший деньги в стратегические исследования, был заинтересован в максимальной отдаче от технических новинок.

Как известно, прибылей от военных разработок никогда не бывает достаточно. Увеличить их можно только продвижением созданного продукта на гражданский рынок. Причем чем больше партия предлагаемого продукта, тем ниже его себестоимость и, соответственно, больше прибыль.

К сожалению, российский капитализм в вопросах внедрения достижений научно-технического прогресса отстает даже от советских показателей. Оказывается, капитализм не всесилен. Одна из причин подобного положения – отсутствие в России хозяйствующих субъектов.

Чубайсовско-ельцинская приватизация сделала владельцами всенародно созданной собственности банальных хапуг. Их главной целью является не столько прибыль, сколько сиюминутная нажива любой ценой. А уж потом, по их психологии, пусть даже и трава не растет, в Лондоне места хватит. В таком случае говорить о внедрении достижений научно-технического прогресса не приходится.

Но вернемся к СССР. Не вызывает сомнений, что если бы достижения советского военно-промышленного комплекса в полной мере были использованы в гражданской сфере, то многие проблемы ускорения научно-технического прогресса в СССР были бы решены.

Этот вывод подтверждает следующий факт. В 1995 году руководитель Службы внешней разведки РФ Е. Примаков информировал президента Б. Ельцина о том, что в США за последние годы попал такой объем технологий, особенно военных, что американские эксперты оказались не способными проанализировать его без помощи российских специалистов. Изучив ряд наших стратегических проектов, американцы были удивлены тем, что там, где в США на разработку тратили миллиарды, советские ученые обходились миллионами.

Скептики заметят, что большинство вышеперечисленных достижений военного назначения. Совершенно верно. Но и в Соединенных Штатах основные технические достижения и прорывные технологические решения также родом из военной области. И эти достижения успешно применялись и применяются в гражданской сфере.

СССР рухнул не в силу низкой эффективности социалистической экономики.

Основной причиной его краха стала архаичная система политического управления обществом, которая позволила в течение последних 35 лет приходить к руководству советским государством людям, неудовлетворительно подготовленным в профессиональном плане.

Вышесказанное позволяет утверждать, что при грамотном проведении советским политическим руководством реформ системы хозяйственного управления и самого хозяйственного механизма была бы сохранена не только технико-экономическая мощь советской страны, но и её единство. Это подтверждает опыт реформирования в социалистическом Китае.

Источник: stoletie.ru

Газета 1+1

Николай Леонов: "Агенты влияния"

143310276_jpg_1335362532

Во все времена люди старались воздействовать на окружение для достижения своих собственных целей

По большому счету, человечество полностью состоит из агентов влияния. Все родители на земле стремятся влиять на своих детей, супруги - друг на друга, педагоги - на учеников, медицинские работники на своих пациентов, бойцы ОМОНа - на беспокойную по их мнению, публику, журналисты - на читателей и зрителей, судьи и тюремщики - на правонарушителей… Ограничусь относительно узким сектором науки влияния: тем, который изучает межгосударственные отношения и роль в них высокопоставленных политических и общественных деятелей, авторитетных представителей бизнеса, мира культуры. И не просто деятелей, а тех, кого мы вправе назвать «свой среди чужих, чужой среди своих».

Начну с определения из социологического словаря. «Агент влияния: «1. Должностное лицо, либо лицо, пользующееся общественным доверием и авторитетом, осуществляющее систематическую деятельность по реализации целей политики иностранного государства. 2. Общественный деятель, проводящий политику какой-либо партии или организации в среде, не принадлежащей к этим структурам».

Достаточно ясно и понятно. В просторечье таких людей называют «засланными казачками» или даже совсем обидным прозвищем «засланцы». На практике все это выглядит достаточно импозантно, современники часто и не догадываются, что рукоплещут самому обыкновенному агенту влияния. Иногда только время смывает маскировочную краску с такой личности, и она предстает перед общественностью в своем натуральном виде.

Что заставляет людей становиться агентами влияния? Иногда они превращаются в них в силу своих искренних политических или социальных убеждений, которыми недобросовестно пользуются политики враждующих государств и блоков. Достаточно вспомнить, как умело использовал Советский Союз в конце сороковых годов ХХ века антивоенные настроения людей на планете. Тогда было создано широкое и авторитетное Движение в защиту мира, учреждена Международная премия мира, Советский Союз оказывал борцам за мир организационную и финансовую поддержку, потому что движение объективно помогало внешней политике СССР, связывало руки Соединенным Штатам. Многие руководители движения оказывались персонами нон грата в глазах американских властей, которые видели в них агентов влияния враждебной державы.

США, в свою очередь, отыгрывались на «проблеме диссидентов» в СССР. Они щедро спонсировали диссидентское движение, предоставляли инакомыслящим все возможности для публикации их произведений за пределами Советского Союза, платили им высокие гонорары, награждали премиями, «раскручивали» в средствах массовой информации. К примеру, Даниэль и Синявский, Щаранский и Солженицын были для Соединенных Штатов нормальными агентами влияния, потому что их литературная и общественная деятельность объективно способствовала достижению государственных целей Вашингтона.

Лишь очень немногие, вроде А. Зиновьева, приходили к грустным итоговым признаниям: «Целили в коммунизм - попали в Россию».

Таких агентов влияния никто заранее не готовит, их не вербуют стандартным образом спецслужбы, вряд ли на них заводят специальные дела-файлы, с ними не проводятся конспиративные встречи. Наоборот, они работают чаще всего открыто, возникающие вокруг них скандалы только увеличивают ценность и вес агентов. Они не вызывают аллергии, потому что трудятся, исходя из своих убеждений. А мы оцениваем их убеждения в зависимости от наших собственных пристрастий. Но есть агенты влияния, которые руководствуются иными, куда более низкими мотивами. Одних привлекают власть, престижные государственные должности, слава, другими движет неутоленная обида и чувство мести, третьих манят деньги. Эти агенты влияния - не караси-идеалисты, а расчетливые себялюбцы.

Такие люди известны с давних времен. В первом томе «Очерков истории российской внешней разведки» содержится документально точный рассказ о том, как в сентябре 1808-го, после переговоров Александра I с Наполеоном в Эрфурте к российскому императору неожиданно явился собственной персоной министр иностранных дел Франции Шарль Морис де Талейран. Он предложил свое сотрудничество на конфиденциальной основе и за материальное вознаграждение. Александр I опешил, но после обстоятельной беседы согласился. До самого падения Наполеона Талейран работал на Россию как агент влияния и поставщик первосортной информации. У него было несколько кличек: «Кузен Анри», «Анна Ивановна», «Красавец Леандр», «Юрисконсульт». Инструктировали Талейрана либо сам император Александр I, либо российский посол в Париже Карл Нессельроде.

Талейран был жаден до денег, под конец он запросил сразу полтора миллиона франков, на что Александр Iответил отказом: «Провалится, сукин сын!»

На российском «крючке» пару десятилетий болтался также изворотливый и ловкий министр иностранных дел Австрии Клеменс Меттерних, для которого в 1815-м была даже установлена специальная пенсия. Конспиративную связь с ним поддерживала Дарья Христофоровна Ливен - родная сестра знаменитого николаевского шефа жандармов Бенкендорфа, жена российского посла в Лондоне. Достоверно одно: царь лично инструктировал Дарью Христофоровну по вопросам европейской политики. Вообще надо заметить, что к сильным и богатым льнут агенты влияния такого сорта, а от убогих и бедных уходят даже те, кто раньше сотрудничал с ними.

У Советского Союза в разные этапы его развития было много попутчиков и симпатизеров, привлеченных новизной социального эксперимента, прозрачностью целей и историческим оптимизмом. До прихода к власти в Германии Гитлера своим основным противником за рубежом Кремль считал русскую эмиграцию, которая еще не утратила веры в близкий конец коммунистической власти и открыто готовилась к борьбе с советским режимом. Тогда главной задачей было разложение эмиграции, попытки склонить видные ее фигуры к возвращению в Советский Союз, а, если надо, то и физическая ликвидация наиболее опасных из них, особенно из среды старых военных кадров. В тридцатые годы особо сильное впечатление произвело дело известной певицы Надежды Плевицкой и ее мужа, царского генерала Николая Скоблина. Оба были важными агентами влияния, потому что пользовались широкой известностью и авторитетом в среде эмиграции. Они были завербованы советской разведкой, которая обеспечила материальную поддержку и гарантировала неприкосновенность в случае возвращения в СССР. Эта супружеская чета успешно справилась с задачами по разложению эмиграции, но, как говорят, «заигралась», и приняла участие в «мокром деле»: похищении царского генерала Евгения Миллера. Н. Плевицкая была осуждена на 20 лет тюрьмы и умерла в заключении во Франции уже в годы Второй мировой войны. Генерал Скоблин погиб в Испании при невыясненных обстоятельствах.
В предвоенные годы агенты влияния были ориентированы на создание антифашистских и народных фронтов. Коминтерн пропагандировал идею союза социалистов с коммунистическими партиями, но под напором фашистской военной машины и национал-социалистической идеологии воздвигавшиеся барьеры были разрушены. Погибла Испанская республика, а вскоре началась и Вторая мировая война, когда судьбы человечества решались уже силой оружия на полях сражений...

Для нашей страны проблема агентов влияния крайне обострилась с началом «перестройки». Резкое ослабление Советского Союза и очевидная для многих неизбежность его распада создали исключительно благоприятные условия для появления и размножения породы людей, из которых эти агенты формируются. Для Соединенных Штатов и их военно-политических союзников было чрезвычайно важно добить Советский Союз мирными средствами, не подвергая опасности международную стабильность и свои собственные интересы. Для Вашингтона стали весьма желательными любые «добровольцы», которые изъявляли готовность «внести свою лепту»… Вместо прежних диссидентов-одиночек, партизанивших в советских тылах, началось формирование организованных когорт агентов влияния. Наверное, самым крупным и эффективным по результатам своей деятельности агентом влияния был все-таки родоначальник «перестройки» Михаил Горбачев. Мы вправе считать Маргарет Тэтчер той самой «железной леди», которая «завербовала» Генерального секретаря ЦК КПСС.

Одна фраза Тэтчер, вошедшая теперь во все учебники политологии, произнесенная после длительной беседы с глазу на глаз с Горбачевым о том, что «с этим человеком можно иметь дело», является ключевой.

Похвала авторитетного западного политика для человека малокультурного, глубокого провинциала по мировоззрению, слабовольного, но обремененного непомерными амбициями, да еще высказанная в момент, когда в Кремле гниль и плесень поразили все руководство, определила очень многое в дальнейшем поведении М. Горбачева. Желание нравиться Западу стало доминантой его политики на долгие годы. Нарциссизм М. Горбачева приобрел болезненный характер. Чтобы угодить Западу, он мог выдавать такие «ляпы», от которых дух захватывало. Чего стоило, например, его предложение - обращенное ко всем странам мира - отказаться от ядерного оружия вообще. Эту «инициативу» ни с кем из военных профессионалов и дипломатов он не обсуждал. Предложение вызвало недоумение и в министерстве обороны, и в МИДе. СССР, как и теперешняя Россия, имеют единственную гарантию своего суверенитета и территориальной целостности, - ракетно-ядерный арсенал. Ведь у любых геополитических противников нашей страны есть колоссальный перевес перед нами как в живой силе, так и в обычных вооружениях. Если бы речь шла только о США, то они с нескрываемой радостью поддержали бы «инициативу» М. Горбачева, но, слава Богу, весь остальной мир скептически пожал плечами и даже не удостоил вниманием маловразумительную эскападу советского лидера
Запад не жалел никаких поощрительных мер для М. Горбачева. Он, как известно, был провозглашен «лучшим немцем», получил Нобелевскую премию мира, и по сей день остается желанным гостем в странах, которые были политическими противниками Советского Союза. Его недавнее 80-летие, пышно отмеченное в Англии, и малозамеченное в России, только лишний раз подчеркивает суть его политического бытия: «Свой среди чужих, чужой среди своих».

Под стать ему были и его самые ближайшие советники и соратники - Александр Николаевич Яковлев и Эдуард Амвросиевич Шеварднадзе, очень колоритные представители племени агентов влияния.

Их ввел в высший эшелон политической власти лично М. Горбачев, который познакомился с ними, по существу, в частной обстановке. С Яковлевым он встретился в Канаде, где тот занимал пост советского посла, и куда судьба занесла Михаила Сергеевича в статусе секретаря ЦК по сельскохозяйственным вопросам. С Шеварднадзе он нередко пересекался как сосед с соседом: первый секретарь Ставропольского крайкома партии и первый секретарь ЦК компартии Грузии.

А. Яковлев таил в душе горькую обиду на руководство КПСС, которое, по его мнению, поломало ему партийную карьеру и отправило в ссылку на пост посла в далекой Канаде. Он всегда видел себя на посту руководителя идеологической работы, выступал в прессе с острыми, нестандартными статьями, встречавшими неоднозначный - так принято говорить - отклик в среде своих коллег и вообще в партии. Посольские должности всегда считались «ссыльными» для партийных бонз со Старой площади. Одни мирились со случившимся, другие не могли пережить горечь опалы и жаждали отмщения. Яковлев относился ко вторым. По свидетельству тогдашних сотрудников советского посольства в Оттаве, Яковлев тесно сдружился с премьер-министром Канады Пьером Эллиотом Трюдо, в беседах с которым проводил дни и ночи. Случалось, что на несколько дней пропадал из посольства, даже забыв назначить поверенного в делах - как того требуют правила дипломатической службы - чтобы уединиться с Трюдо на рыбалке или охоте. Создавалась идеальная обстановка - если не для вербовки, то для «единения душ», что гораздо важнее. Можно легко представить, в каком направлении вел обработку советского посла канадский премьер-министр, руководитель страны-члена НАТО.

По возвращении в СССР А. Яковлев был назначен всего-навсего директором Института мировой экономики и международных отношений АН СССР, что только добавило горечи в его истерзанную обидой душу. Дорога на партийный Олимп была заблокирована. Вся надежда была на М. Горбачева и грядущие перемены, о которых они с ним говорили в Канаде. И, наконец, это свершилось с началом «перестройки». Вся последующая деятельность А. Яковлева подтверждает его статус как агента влияния Запада. Он сделал все для крушения коммунистического строя, действуя с позиций члена Политбюро и секретаря ЦК, а в последний момент спрыгнул с подножки вагона идущего в пропасть поезда. Вышел из партии, упивался хвалебными речами, звучавшими в его адрес как творца «перестройки»…

А. Яковлев ничего не создал ни в теории, ни в практике обновления нашей страны. Сейчас его начали забывать, но в 1986-1991 годах он оказал колоссальную услугу противникам коммунистического строя тем, что полностью изменил всю систему работы средств массовой информации.

Под прикрытием «политики гласности» были полностью заменены кадры руководителей средств массовой информации, на 180 градусов повернуто их политическое содержание. «Демократические перемены» 1991-го были завоеваны не на баррикадах, не на полях сражений, они были добыты на газетных и журнальных полосах, на экранах телевизоров. Решающий вклад в эту победу внес А. Яковлев – агент влияния, утоливший жажду мести, исполнивший победный танец на политических могилах своих обидчиков.

Мне дважды приходилось лично убеждаться в «агентурных комплексах» А. Яковлева. В 1988-м, когда я занимал пост заместителя начальника внешней разведки, мне было дано задание выехать в три прибалтийские союзные республики и «свежим взглядом» оценить зародившиеся там процессы. По своей профессии я занимался совсем другими регионами мира, и задание показалось странным. Но солдаты выполняют приказы. Поездка заняла три недели, я провел десятки встреч с представителями разных структур и слоев, и на основе бесед подготовил доклад в ЦК КПСС о том, что ситуация в Прибалтике развивается быстро и в негативном для СССР направлении. «Саюдис», «народные фронты» ведут дело к отделению от Советского Союза. Ситуацию можно затормозить или даже остановить, если предоставить прибалтийским республикам реальный республиканский хозрасчет и определенную автономию, скажем, по образцу Финляндии в составе Российской империи. Мой доклад вызвал настороженность на Старой площади. Буквально через неделю в поездку по тому же маршруту отправился А. Яковлев. По возвращении он проинформировал тех же адресатов, что все в Прибалтике спокойно, там нет никаких сепаратистских настроений, а возникающие общественно-политические организации ставят задачей лишь демократизацию «в духе перестройки».
Прошел год, и в 1989-м подобная история повторилась. Осенью меня командировали в ГДР, трещавшую по всем швам: нужно было определить, можно ли сохранить ее как государство, и каковы шансы, что уцелеет общественно-политический строй страны.

По обычной технологии, включавшей обстоятельные беседы с наиболее осведомленными и стратегически мыслящими людьми, я пришел к выводу, что ни социалистический строй, ни сама ГДР уже нежизнеспособны, и надо думать только о государственных интересах СССР в условиях воссоединенной Германии.

Такая депеша пошла в КГБ, а оттуда - в ЦК КПСС. И надо же, вскоре в Берлин прикатил А. Яковлев, который решал ту же задачу, но предоставил руководству абсолютно другой ее результат. По его мнению, все идет нормально, новый лидер партии и премьер-министр удержат ситуацию под контролем. Для меня не стало секретом: он обманывал М. Горбачева.

Ярким образчиком агента влияния является Э. Шеварднадзе, который безо всякого опыта внешнеполитической деятельности был сразу назначен на пост министра иностранных дел СССР. Главным побудительным мотивом его «деятельности» было сохраниться как можно дольше на этом высоком посту и обеспечить себе «сладкую жизнь» даже после крушения Советского Союза. Будучи абсолютным дилетантом в вопросах внешней политики, не имея за душой никаких твердых политических убеждений, он мог держаться «на плаву» только за счет покровительства со стороны «главного хозяина» и уступчивости перед натиском со стороны «главного противника», к мнению которого в Москве во времена М. Горбачева прислушивались с растущим вниманием. В своих выступлениях на партийных съездах Э. Шеварднадзе гораздо чаще, чем другие ораторы, славил генеральных секретарей - независимо от конкретной личности. Ушлые журналисты подсчитали, что в одном выступлении у него в среднем содержалось более 20 упоминаний или ссылок на «самого», в то время как у других эта цифра редко дотягивала до 10.

На посту министра Э. Шеварднадзе запомнился тем, что при нем Советский Союз утратил паритет в вооружениях с Соединенными Штатами. В те годы ключевым узловым моментом в отношениях с США стали переговоры в Женеве о сокращении стратегических наступательных вооружений.

Военные специалисты и эксперты разведки скоро стали замечать, что Э. Шеварднадзе самостоятельно делает неоправданные уступки американцам без учета интересов безопасности страны.

В частности, он согласился считать стратегический бомбардировщик, вооруженный 24 крылатыми ракетами с атомными боеголовками, равным одной боеголовке на МБР. С учетом того, что американцы всегда имели превосходство в количестве и грузоподъемности своих бомбардировщиков, то они сразу же приобретали огромное преимущество.
Ни с кем не советуясь – а выработка инструкций для советской делегации велась коллективно на межведомственной группе - Э. Шеварднадзе и М. Горбачев согласились безо всякой компенсации со стороны США уничтожить самый современный мобильный комплекс «Ока», способный нести как обычные, так и ядерные боеголовки. Тогдашний начальник Генерального штаба М. Моисеев на повышенных тонах высказывал Шеварднадзе свое недовольство «инициативами», но тот и бровью не повел, сославшись на Горбачева.

Эдуард Амвросиевич первым в советское время отказался составлять записи своих бесед с иностранными представителями, хотя по традиции полагалось рассылать их всем членам Политбюро.

Э. Шеварднадзе нередко вел беседы с госсекретарем США Д. Бейкером, прибегая только к помощи американского переводчика, без присутствия советских должностных лиц.

Первого декабря 1989-го, во время абсолютно пустой советско-американской встречи на высшем уровне на Мальте Д. Бейкер совершил из ряда вон выходящий поступок. Он сунул в карман Э. Шеварднадзе записку, которая не имела никакого отношения к повестке дня переговоров. Записочка содержала текст, озаглавленный: «Возможности, утраченные в результате оказания военной и экономической помощи зарубежным странам». Там говорилось о целесообразности для СССР прекратить оказывать помощь семи странам - Афганистану, Анголе, Камбодже, Кубе, Эфиопии, Никарагуа и Вьетнаму, и вместо этого построить завод по выпуску зубной пасты, мыла и другой парфюмерии. Это были уже инструкции агенту влияния...

Когда Э. Шеварднадзе подписал с США соглашение о передаче им более 50 тысяч квадратных километров спорного шельфа в Беринговом море, то общественное мнение взорвалось. Американский сенат молниеносно ратифицировал это соглашение, а наша Государственная Дума до сих пор воздерживается от его одобрения. Вот так работают крупные агенты влияния. Э. Шеварднадзе непотопляем, потому что за его спиной стоят США, которые немедленно отобьют руки любой власти, которая решит привлечь его к уголовной ответственности.
Великая геополитическая катастрофа ХХ века, как назвал гибель Советского Союза Владимир Путин, создала плодородную почву для появления новых крупных агентов влияния.

Журналисты или слушатели после публичных выступлений с каким-то болезненным любопытством спрашивают меня: «Ну, и кого вы можете отнести к агентам влияния сегодня?».

Я обычно отмалчиваюсь или отсылаю к книге известного историка и политолога Олега Платонова, который в своей работе «Россия под властью масонов» не только назвал поименно большую группу известных в России лиц, причисленных им к категории агентов влияния, но и опубликовал их фотографии - чтобы не было ошибки. Насколько мне известно, никто из упомянутых им людей не подал исковое заявление в суд для защиты своей репутации. Как говорится, молчание - знак согласия? А там фигурируют такие имена, как Г. Арбатов, А. Бовин, Г. Герасимов, Ф. Бурлацкий. Е. Яковлев, Г. Попов, В. Коротич, Ю. Афанасьев и многие другие. Даже если О.Платонов прав, все-таки это - второй эшелон агентов влияния, так называемые советники, которые пытались играть роль кукловодов при своих не особо дальновидных начальниках. Но ведь есть акулы влияния покрупнее.

Не перестает удивлять фигура Анатолия Борисовича Чубайса, которому сходят с рук такие вещи, за которые на любимом им Западе давно бы обломали все конечности.

Реестр его «деяний» столь велик и впечатляющ по своим разрушительным последствиям для России, что объяснить его непотопляемость можно только вмешательством сверхъестественных сил, то есть покровительством США. Он проводил беззаконную – то есть преступную - приватизацию государственного имущества второй по мощи державы мира по прямой подсказке со стороны «экспертов» США Андрея Шлейфера и Джонатана Хея, которые сами ничего не знали о цивилизованных процедурах разгосударствления имущества, хотя в мире накоплен огромный опыт приватизационных процессов. Руководствуясь шкурными и клановыми интересами, эта компания сотворила то, над чем потешается весь мир, слушая хотя бы судебные тяжбы в Лондоне между Абрамовичем и Березовским, и от чего мучается вся Россия. Как известно, в конце 1994-го вместо А. Чубайса на пост заместителя председателя правительства и председателя Госкомимущества был назначен честный человек - губернатор Амурской области Владимир Полеванов. Он сразу же отобрал пропуска у более 40 американских «экспертов», приостановил приватизацию и подготовил доклад В. Черномырдину о жутких преступлениях, творившихся в Госкомимуществе. Трудно представить, что происходило тогда в России, сколько грязи было вылито на В. Полеванова. Б. Ельцин не выдержал давления на него со всех сторон и вернул А. Чубайса на прежний пост. Ни в одной стране в постсоветское время приватизация не породила такого количества преступлений, сколько их было и есть в России.

А. Чубайс был одним из авторов финансового дефолта в 1998-м. Он был одним из творцов финансовой пирамиды под названием ГКО, активно втягивал в мошенническую игру своих американских протеже и виновен в обрушении рубля и обнищании населения.

Специальная комиссия Совета Федерации под руководством Валентины Пивненко назвала его одним из главных виновников финансовой катастрофы, а он даже не удосужился явиться в комиссию для дачи показаний.

Если бы он повел себя так при вызове в комиссию американского сената, то сидеть бы Анатолию Борисовичу в общей камере на казенных харчах.
Будучи председателем совета директоров РАО ЕЭС, он умудрился нарушить закон, запрещающий продавать иностранцам более 25 процентов акций этого стратегического энергокомплекса. Сейчас «зарубежные партнеры» владеют 32 процентами - или даже больше - акций бывшего РАО ЕЭС. Имя А. Чубайса снова «прогремело» на всю Россию, когда произошла катастрофа на Саяно-Шушенской ГЭС. Комиссия по расследованию катастрофы назвала его в качестве одного из главных виновников беды - но с него все как с гуся вода.

Российская власть, похоже, бессильна в противостоянии с ним, а общественность бессильна повлиять на власть. Свое кредо он сформулировал очень просто: «Если нам чего не хватает, так это наглости, и еще раз наглости».
…К агентам влияния я бы отнес всех граждан страны, кто держит свои капиталы в иностранных банках, кто обзаводится недвижимостью за рубежом, кто называет Россию «этой страной», кто заранее стал эмигрантом в душе и остается здесь лишь до тех пор, пока есть возможность доить российскую корову. Но список их, боюсь, сегодня будет бесконечен.

Источник: stoletie.ru

Газета 1+1

Польша разочарована решением ЕСПЧ по вопросу «катынского расстрела»

70E716D7-18ED-43ED-9E16-1D8E4CAC974F_mw1024_n_s

Решение Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), не умотревшего нарушений со стороны России по отношению к родственникам жертв «катынского расстрела», разочаровало Польшу, заявил представитель польского МИД Артур Новак-Фар.

«Мы скорее разочарованы приговором, так как он не принимает во внимание всех аргументов стороны обвинения», - отметил представитель МИД Польши, передает ИТАР-ТАСС.

«Суд обошел молчанием наши аргументы, не заметил их. Такое ощущение, что никто не хотел тщательно проанализировать это дело», - сказал представитель семей погибших в Катыни профессор Иренеуш Каминский из Института юридических наук Польской академии наук.

Напомним, ЕСПЧ не усмотрел нарушений со стороны России по отношению к родственникам жертв «катынского расстрела», подтвердив, что действия Москвы не противоречили Европейской конвенции по правам человека.
В сентябре 2004 года Главная военная прокуратура России окончательно закрыла уголовное расследование «катынского дела», которое длилось почти 14 лет. Соответствующее постановление было засекречено, и истцам было отказано в возможности ознакомиться с ним.

В декабре 2011 года глава российского МИД Сергей Лавров заявил, что юридическая реабилитация поляков, расстрелянных в Катыни, пока затруднительна.

Первоначально «Катынским расстрелом» называли казни польских офицеров в Катынском лесу (Смоленская область) близ Катыни. Однако после нахождения других массовых захоронений польских граждан, а также свидетельствующих о расстрелах советских архивных документов, термин стали употреблять по отношению к проведенным в апреле-мае 1940 года расстрелам поляков, содержавшихся в разных лагерях и тюрьмах НКВД СССР.

Впервые о нахождении массовых захоронений в Катынском лесу заявили в 1943 году представители Третьего рейха, оккупировавшего эти территории в ходе наступления на СССР. Созванная Германией международная комиссия провела экспертизу и заключила, что расстрелы произведены НКВД весной 1940 года. В свою очередь, Советский Союз отрицал свою причастность к произошедшему.

После освобождения Смоленска советскими войсками была создана комиссия Николая Бурденко, которая, проведя собственное расследование, заключила, что польские граждане были расстреляны в Катыни в 1941 году немецкими оккупационными войсками. Это заключение стало официальной точкой зрения в СССР и странах Варшавского договора до 1990 года, когда руководство СССР официально признало ответственность НКВД.
Из материалов, рассекреченных российской стороной в начале 1990-х годов, следует, что на территории бывшего СССР в различных местах, в том числе у Катыни, были расстреляны более 20 тыс. польских солдат и офицеров. Эти документы были переданы представителям Польши. Вместе с тем Варшава требует доступа ко всем архивным материалам по этому делу, имеющимся в распоряжении России.

В 2004 году Главная военная прокуратура России подтвердила вынесение «тройкой НКВД» смертных приговоров 14 тыс. 542 польским военнопленным по обвинению в совершении государственных преступлений и достоверно установила смерть 1 тыс. 803 человек и личность 22 из них (при этом она принимала во внимание результаты только советских эксгумаций, игнорируя немецкое расследование).

В апреле 2010 года по указанию президента России Дмитрия Медведева Росархив впервые сделал достоянием общественности подлинные документы по катынской трагедии из так называемой «особой папки № 1». Электронные образцы этих документов были размещены на сайте архивного агентства. Вместе с тем, по мнению правозащитников, некоторые материалы по Катыни остаются засекреченными, они находятся в Главной военной прокуратуре. Речь идет о более чем 100 томах уголовного дела по катынскому преступлению.

Источник: vz.ru

Газета 1+1

Виталий Овчинников: "Социальная политика в Советском Союзе"

458_900

Далеко не всегда можно понять, оплевывая историю своей страны — делает ли это тот или иной человек от невежества или от обиды?

Когда вспоминают Советский Союз, некоторым вспоминается только плохое. Будто бы ничего хорошего не было. Но ведь все мы прекрасно знаем, что это не так.

Предлагаю вашему вниманию уникальный материал Виталия Овчинникова о том, какие реальные достижения в социальной сфере Советский Союз явил на зависть всему миру, за что его ненавидели и боялись страны капиталистического лагеря.

«Мировому сообществу пора бы уже поставить памятник благодарного человечества Советской власти за ее достижения в социальной сфере. Ибо до Советской Власти такого понятия, как социальная политика, вообще не существовало.

Почему? Причина простая. Ведь Советская власть была особенной властью на земле. Сущность Советской власти заключается в том, впервые в истории человечества государством стала управлять не меньшая часть его населения, состоящая из представителей высших слоев общества, ее аристократии и ее денежных мешков, а ее самая массовая, трудовая часть, состоящая из представителей рабочих, крестьян, служащих и интеллигенции. Управляют они государством через свои массовые организации, так называемые, Советы депутатов трудящихся, выбираемые с помощью свободных, демократических выборов.

И Советская Власть выработала совершенно иные взаимоотношения между нею и своими гражданами, которых до того никогда не существовало на земле. Какие именно? Давайте посмотрим.

Во-первых, Советская Россия дала своим гражданам все то, что необходимо для нормального развития человеческой личности в современном обществе. И что никогда не давало ни какое другое государство в мире за всю историю существования человечества. Именно в Советской России судьба каждого ее гражданина зависела только от него самого, а не от количества денег на его счетах. И государство активно помогало ему в реализации этих его стремлениях

Я позволю себе напомнить бывшим гражданам Советского Союза, что в Советское время Советское государство помогала своим гражданам жить, поэтому каждый гражданин своей страны имел право на многие, многие социальные блага. Те самые блага, которые гражданам нынешней России даже и не снятся. Я напомню их. Вот они:

1.Право на восьмичасовой рабочий день. Впервые в мире в истории человечества.
2. Право на ежегодный оплачиваемый отпуск. Впервые в истории человечества.
3. Невозможность увольнения работника по инициативе администрации или хозяина без согласия профсоюзной и партийной организации.
4. Право на работу, на возможность зарабатывать себе на жизнь своим трудом. Причем выпускники профессиональных учебных заведений имели право на обязательное трудоустройство по трудовому направлению с предоставлением жилья в виде общежития или квартиры.
5. Право на бесплатное общее и профессиональное образование. Причем, как среднее профобразование, так и высшее. Впервые в мире.
6. Право на бесплатное пользование детскими дошкольными учреждениями: детскими яслями, детсадами, пионерлагерями. Впервые в мире.
7. Право на бесплатное медицинское обеспечение. Впервые в мире.
8. Право на бесплатное санаторно-курортное лечение. Впервые в мире.
9. Право на бесплатное жилье. Впервые е в мире.
10. Право на свободное высказывание своих взглядов по всем проблемам современной жизни страны. Впервые в мире.
11. Право на защиту государства от произвола местных начальников и чиновников. Впервые в мире.
12. Право на бесплатный проезд к месту работы или учебы по индивидуальному, оплачиваемому государством проездному документу. Впервые в мире.

Кроме того, женщины имели право на целый ряд дополнительных своих льгот:
1.Право на трехлетний оплачиваемый декретный отпуск с сохранением рабочего места.
2. Право на бесплатную патронажную службу ребенку сроком до одного года.
3. Право на бесплатную молочную кухню для новорожденных до трех лет.
5. Право на бесплатное медицинское и санаторно-курортное лечение при любых детских заболеваниях.

Ни в одной стране мира ничего подобного не было и не могло быть даже в помине. Кое какие социальные блага в зарубежных странах стали появляться лишь после Второй мировой войны в результате мощного рабочего движения, вызванного существованием на планете Советского государства, Государства рабочих и крестьян.
Имея за спиной такие мощные Социальные завоевания, Советский человек искренне гордился своей страной, зная, что его страна обладает колоссальными достижениями в развитии своего народного хозяйства, а именно:

1. Мы сами, без чьей-либо посторонней помощи восстановили разрушенное народное хозяйство страны после Первой мировой и Гражданской войны, и после Великой Отечественной войны. Такого народного Подвига история человечества не знала никогда.
2. По всем экономическим показателям развития народного хозяйства страны мы со второй половины двадцатого века занимали прочное второе место в мире после США. И не надо забывать, что по просторам России в двадцатом веке прокатились три чудовищные войны, а на территории США войн вообще не было в течение последних полтораста лет.
3. По количеству зарегистрированный в год изобретений мы занимали тоже второе место после США. А этот показатель говорит о техническом уровне нашего промышленного производства. Этот уровень был сопоставим с Американским, с первой экономикой мира!
4. Мы обладали лучшей в мире системой общего и специального профессионального образования, на которую только сейчас начинают переходить Америка. И наши школьники и студенты на всех интеллектуальных Олимпиадах мира всегда занимали призовые места, далеко опережая представителей остальные страны мира.
Вспомните слова Американского президента Джона Кенеди, сказавшего с горечью в шестидесятых годах о том, что русские выиграли у Американцев соревнование за Космос за школьной партой и что нам, американцам, пора перенять именно русский опыт образования.
5. Мы обладали лучшей в мире системой профилактического здравоохранения, на которую только сейчас начинают переходить Америка и Европа.
6. Мы обладали лучшей в мире системой физической и спортивной подготовки населения страны, на которую уже перешел Китай и начинают переходить целый ряд цивилизованных стран мира.
7. Мы обладали одной из лучших в мире системой освоения космоса, с которой могла соперничать лишь Америка.
8. Мы обладали лучшей в мире военной техникой, с которой могла соперничать лишь Америка.
Можно еще добавить сюда несколько слов о том, что мы имели страну, с которой в мире считались и которая являлась Великой Державой с Великой историей, с Великой промышленностью, с Великой наукой, с Великой культурой, с Великим образованием и Великими идеями по построению нового общества на земле, справедливого для всех людей страны, а не только для богатых.

И все иностранцы, бывающие у нас, отмечали у граждан СССР чувство глубокого патриотизма и чувство глубокого собственного достоинства у Советских граждан. Ведь Советская власть была нашей властью! А не властью тех, кто стоит надо нами по социальной лестнице и кто нас за людей не считает! Поэтому слова Маяковского «Читайте, завидуйте, я – гражданин Советского Союза!» мог с гордостью произнести любой гражданин страны независимо от своего местожительства и социального положения.

И я в Советском Союзе был самым свободным человеком в мире и мог делать все, что считал необходимым, что считал нужным, что мне позволяла совесть и наш Уголовный Кодекс. Я был хозяином своей страны под названием Советский Союз. Поэтому я имел право говорить все, что считал нужным, не боясь никаких последствий и не спрашивая ни у кого на то никакого разрешения. И я всегда выступал на партийных и профсоюзных собраниях с критикой своего начальство за недобросовестную работу, если она таковой являлась!

Я писал критические статьи, которые широко публиковались не только в местной печати, но и в Союзной – в «Правде», в «Комсомолке», в «Известиях» Попробуйте сказать сейчас что-нибудь такое своим нынешним хозяевам, вышвырнут мгновенно, не спрашивая ни у кого никакого разрешения! И никакие суды не вернут вас обратно. А в Советской стране ни один руководитель не имел права уволить своего подчиненного без согласия профсоюзной и партийной организации его предприятия. А это согласие получить было не так просто!

Советское государство было по настоящему народным государством и каждый из нас в прямом смысле слова отвечал за все происходящее в городе. Мы сами составляли и обосновывали годовые и перспективные планы развития своих предприятий по всем производственным и социальным переделам. Из министерства мы получали лишь контрольные цифры. Все остальное мы делали сами. Министерство только утверждало наши планы и выделяло на их освоение деньги.

Мы «дружинили» по городу совместно с милицией и у нас не было пьянок и драк во дворах, как сейчас. Каждое подразделение завода отвечало за состояние выделенной ему улицы и мы занимались их озеленением, убирали улицы городов своими силами и они не были такими грязными и запущенными, как сейчас. Мы, коллектив завода, сами строили себе жилье, спортивные заводские сооружения и потому не позволяли всяким недобросовестным жителям его портить, как сейчас. Мы сами построили себе великолепнейший заводской Дворец Культуры, где работали десятки творческих кружков для наших детей! Зато сейчас там разместились десятки ночных клубов с полуголыми девицами для обслуживания примитивных интересов современных «жирных» города.

Мы построили своими силами и силами других заводов города великолепный городской стадион с целым комплексом спортивных сооружений, включая ледовый дворец, где занимались бесплатно спортом наши дети и дети других жителей города.

Каждая школа города имела своего шефа и мы, заводчане, бывали в школах своими людьми, помогая школам не только в их хозяйственной деятельности, но и в педагогической. Представители завода часто читали лекции и вели уроки в своих подшефных школах. Они были своими людьми в школе. И сообщить на работу родителям о плохом поведении или учебе их сына или дочери, считалось самым страшным наказанием для подростка.

Отличительной особенностью Советского человека являлось обостренное чувство коллективизма. И никогда Советский человек в самом своем принципе не был одиночкой индивидуалистом. Он всегда ощущал и чувствовал себя членом коллектива. И в детском саду, и в школе, и в институте, и на производстве. Именно на этом принципе и была основана Советская система организации труда . Первичной ячейкой любого трудового коллектива являлась бригада, бюро. Будь то завод, строительство, колхоз и так далее.

А бригада – это профгруппа. А профгруппа – это обязательные собрания по всем вопросам жизни бригады. И члены бригады все знали друг про друга. Включая личную и семейную жизнь. И при необходимости, активно вмешивались в эту самую жизнь. Вплоть до того, что решением бригады зарплату запрещали на руки выдавать провинившимся ее членам, а только его жене или гарантию давали судебным органам на взятого под суд члена бригады.
Слышу визг демократов – опять эти парткомы и собрания, опять это беспардонное вмешательство в личную жизнь!

Пошли, мол, вы все к черту – как хочу, так и живу! У нас демократия! И ему, этому демократу, плевать на то, что при этой его «гребанной» демократии, жене запившего мужа или пропадающего от наркотиков сына даже пожаловаться некуда! А раньше она шла за помощью на работу, в партком или в бригаду. И ей помогали! И этой нынешней вакханалии семейной преступности даже и в намеке не было!

Поэтому я всерьез заявляю – долой эту нынешнюю, звериную демократию! Да здравствует Советская демократия!»
Источник: еженедельная газета «Завтра»
Здесь речь идёт о достижениях в социальной сфере, а не о бюрократии последних десятилетий и репрессивном аппарате первых.

Поэтому давайте поступим так. Если кому есть что оспорить по конкретному приведённому выше списку — пожалуйста, в комментарии. Если кто-то начнёт уходить от темы и возопит о репрессиях — сам станет жертвой репрессий, только виртуальных. А кто будет уважительно относиться к теме статьи, получит социальную поддержку — удовлетворение тем, что по-новому открыл для себя известные данные о Советском Союзе.

Источник: cuamckuykot.ru

Газета 1+1