Category: it

Category was added automatically. Read all entries about "it".

Greg Austin: "Россия становится мощной кибердержавой"



Всего за две недели Россия трижды оказывалась на первых полосах мировых новостных изданий в качестве военной кибердержавы: в первый раз речь шла о крупной сетевой краже, во второй — о российском ядерном оружии, и в третий — о расширении альянса с Китаем в киберпространстве. Всё это имеет важное значение для международной и личной безопасности, а также для будущего дипломатических отношений между Россией и Европейским Союзом.


Collapse )

Русская операционная система. Новый неумирающий код.

Phantom_Quake_oct2011

Q: Что такое ОС Фантом? Это клон Windows или ещё раз переупакованный в новую коробку Linux?

A: Ни в коем случае. Наша задача — не дополнить существующие ОС, которые и без того изрядно тяжеловесны и перегружены, а построить новую платформу.


Q: В чем же интерес или польза от несовместимой ни с чем системы?

A: Вовсе не обязательно быть несовместимым, имея технологическое преимущество. Мы реализовали POSIX-подсистему в рамках Фантом. Конечно, не все возможности ОС Фантом доступны из POSIX-подсистемы, но мы работаем над этим.

Q: Вы собираетесь конкурировать с Windows? Это несерьёзно и нереально!

A: Существует несколько примеров более-менее удачной конкуренции с Windows. Наиболее известные ОС широкого профиля — MacOS и Linux. Менее известные и нишевые — PalmOS и Symbian. Отметим, что все эти системы (за исключением, пожалуй, MacOS) были созданы при достаточно умеренных вложениях.

Q: Но MacOS-то обошлась в огромные деньги?

A: Отчасти. Если смотреть на весь путь её развития — то да. Но, фактически, десятая версия MacOS (та, которая используется сейчас) написана заново в течение довольно короткого времени. Эта система, как и Linux, эффективно использовала потенциал Open Source сообщества и обошлась в довольно обозримые деньги. Во всяком случае, не самая крупная на свете компания Apple в не самые лучшие свои годы смогла эти деньги проинвестировать.

Q: Насколько дешевле будет производить программы на основе ОС Фантом?

A: Мы предполагаем, как минимум, 30% прирост производительности труда разработчика. Это — консервативная оценка. Суммарный эффект может дать 200—400% прирост.

Q: 400 %? Это нереально!

A: Вполне реально. Прирост производительности разработчиков от простого перехода в разработке ПО с языка программирования C++ на языки Java и C# оценивается экспертами в 500% — чем, собственно, и объясняется вытеснение первого языка двумя последними в течение достаточно короткого срока.

Q: Но ведь для новой системы потребуются новые программы — сколь огромные силы будут нужны для их создания?

A: Существенное количество программ не потребуется создавать заново — лишь перенести из старых систем. Кроме того, позвольте обратить ваше внимание на такое явление, как iPhone. Он создан на основе весьма специфичной системы (модифицированный MacOS), все программы для которой были созданы с нуля — даже простой перенос программы из другой ОС невозможен ввиду очень необычного подхода к построению интерфейса пользователя. Всего лишь за полтора года существования iPhone было разработано более 225 000 программ для iPhone.

Q: Фантом похож на Microsoft Singularity.

A: Первая информация о Фантоме была выложена в Сеть в 1998-м году. Описание концепции Фантом было отправлено в Microsoft за пару лет до объявления Singularity. Извините уж, но, скорее, это Microsoft Singularity похожа на Фантом.

Q: Каково же уникальное свойство ОС Фантом?

A: Говоря попросту — бессмертие. В отличие от всех существующих систем Фантом умеет обеспечить работающим в нём программам вечную жизнь. Для программ не существует необходимости завершаться. Это довольно сильно меняет ситуацию. Во-первых, это удобно — пользователь не должен перед выключением машины закрывать все программы и снова открывать их перед началом работы. Во-вторых, это позволяет программам быть сильно проще — например, программа больше не вынуждена вообще уметь записывать своё состояние в файл! Одно лишь это упрощение снижает затраты денег и времен на те самые 30%. А есть и другие.

Q: Но компьютер нужно иногда выключать. Значит, система будет остановлена. А значит — будут остановлены и все программы, нет?

A: Скажем иначе — «приостановлены». Для программ остановка системы выглядит как задержка в работе. Примерно как нажатие кнопки «пауза» на DVD. После запуска системы все программы просто «поедут дальше».

Q: Это должно требовать огромных ресурсов? Ведь система вынуждена постоянно «фотографировать» себя?

A: Основное know how Фантома состоит именно в умении дёшево создавать мгновенные снимки состояния системы, не останавливая её и не внося серьёзных возмущений в работу. Тонкость в том, что «фотографирование» должно запечатлеть всю систему на один момент времени — без исключений. До сих пор считалось, что это требует паузы в работе всех программ. Мы нашли способ распределить во времени создание такой «фотографии», при этом оставив её синхронной с точки зрения «внутренностей» системы.

Q: А нужно ли это? Может, по старинке?

A: Нужно. Это даёт несколько весьма существенных преимуществ. Важнейшее из них — это весьма существенное удешевление разработки ПО. Если оно ещё не впечатлило Вас, я попробую привести весьма простой пример. Представьте себе, что вы научились делать автомобили на 30% дешевле, чем это умеет делать Toyota или Audi. А ведь рынок ПО недалёк по масштабу от рынка автомобилей: только коробочного ПО в России в 2007 продано на 2,7 млрд долл. Это без учёта услуг и разработки заказного ПО.

Q: На какие области вы полагаете ориентировать Фантом?

A: Это — система широкого профиля. Технически она пригодна для всех известных применений — десктоп, мобильные устройства, серверные приложения, специальные (встроенные) системы. Но есть направления, где Фантом может проявить себя весьма ярко. Например, медицина и военная техника. В качестве стартового поля для Фантома мы рассматриваем встроенные применения, из которых самые важные, как нам кажется — это ОС для автомобиля и… телевизора. Эти области давно и успешно обслуживаются Linux-ом (то есть, существует достаточное количество переносимого софта) и сильно выигрывают от другого важного свойства ОС Фантом — способности мгновенно стартовать в полностью рабочем состоянии.

Q: Что такого важного в Фантоме для медицины и войны?

A: Фантом, в силу своей концептуальной простоты, не только не теряет состояние программы при внезапном выключении компьютера, но и чрезвычайно быстро восстанавливается при запуске. При условии тщательной реализации система может восстановиться буквально за единицы секунд, а при условии компактности прикладной программы — и быстрее. Давайте представим себе стоящий у постели реанимационного больного компьютер, который управляет системами жизнеобеспечения. Неважно, из-за чего он может вдруг оказаться выключенным — из-за уборщицы с тряпкой, или из-за частичного отказа системы резервирования питания — но отрицать возможность его отключения на несколько секунд нельзя. Обычная операционная система в таких условиях вряд ли оставит пациенту шанс выжить — загрузка, проверка дисков, запуск программ — увы, это может занять минуты! В то же время Фантом «рождается во взрослом состоянии» — непосредственно в момент запуска он уже ровно таков, каков был в момент останова. Все программы сразу запущены, настроены и работают. Теперь перейдём на подводную лодку. Представим себе, что она попала в сложную ситуацию, и электричество на борту отключилось в силу неполадки. Неполадка быстро устранена командой, но лодка всё ещё мертва: компьютеры перезагружаются. В боевой ситуации несколько лишних десятков секунд могут стоить жизни всей команде.

Q: Ну — хорошо, всё понятно с войной и медиками, но где польза от Фантома на серверах?

A: Не забываем про дешевизну разработки — серверные приложения традиционно недёшевы. Но и кроме этого Фантому есть, что предложить. Фантом — система без переключений контекста между ядром и приложением. Обычная система имеет два режима — «всемогущий» режим, в котором работает ядро, и «прикладной» режим, в котором работают приложения. На этом основаны классические системы защиты в системах типа Unix/Linux и Windows. Переключения между режимами весьма дорогостоящи и снижают производительность прикладного ПО. Особенно сильно это проявляется в серверных приложениях. Защита в Фантоме построена по менее затратной технологии, и переключения режимов («колец защиты») не требуются.

Q: В каком состоянии находится проект сейчас?

A: Мы имеем систему, способную загружаться на эмуляторе компьютера и на реальном компьютере (ia32), запускать прикладные программы, завершать работу штатным образом с сохранением состояния, запускаться с восстановлением сохранённого состояния. Существуют средства кросс-разработки (компилятор и среда исполнения программ под управлением Windows/Linux). В настоящий момент в работе сохранение состояния при нештатном отключении. Следующие задачи — реализация базового графического интерфейса и минимального интерфейса пользователя.

Q: А что с переносом на другие платформы?

A: В 2011 году был начат перенос на Arm и MIPS. Версия для Arm в основном реализована и находится в стадии отладки.



Больше информации о системе - www.dz.ru/solutions/phantom/

Источник: ipolk.ru

Газета 1+1

В плане промышленного шпионажа и кражи данных США представляют почти такую же угрозу, как и Китай

cybercrime

Согласно результатам опроса, проведённого по заказу аудиторской компании Ernst&Young в Германии, около двадцати шести процентов немецких менеджеров, специалистов в сферах IT и обеспечения безопасности охарактеризовали США как страну, из которой исходит угроза промышленного шпионажа и кражи данных.

Двадцать восемь процентов респондентов считают Китай страной с наибольшей вероятностью занимающейся промышленным шпионажем. На второе место данные респонденты ставят США. Третье место в рейтинге заняла Россия, так как двенадцать процентов опрошенных посчитали, что она представляет значительный риск шпионажа.

Когда шесть лет назад респондентам был задан этот же вопрос, только шесть процентов немецких компаний назвали США центром повышенного риска промышленного шпионажа и кражи данных.

Исполнительный директор расследования мошенничества и содействия в спорных ситуациях компании Ernst&Young Бодо Месеке сообщил: «До сих пор, источниками [потенциальной] угрозы [немецкие компании] в основном называли Китай и Россию. Теперь же компании поняли, что западные разведывательные службы также применяют обширные меры наблюдения».

После раскрытия информации об американской программе по добыче данных Prism, а также репортажей в немецком журнале Der Spiegel о том, что США шпионили за офисами Евросоюза и ежемесячно получают из Германии около 500 миллионов единиц метаданных, шпионаж США стал одним из основных вопросов в ходе предвыборной кампании в Германии.

Оппозиционные партии вынудили министров получить от США информацию о любого вида шпионаже на территории Германии, а Федерация немецкой промышленности назвала сообщения о шпионаже США «тревожными».

После встреч в Вашингтоне, которые прошли в прошлом месяце, министр внутренних дел Германии Ганс-Петер Фридрих заверил представителей немецкой промышленности в том, что Агентство национальной безопасности США не занималось промышленным шпионажем в Германии.

Согласно комментариям США, их кибер-разведывательная деятельность направлена на борьбу с терроризмом и не затрагивает компании, в отличие от Китая, который Вашингтон обвиняет в кибер-разведке, целью которой является овладение корпоративными секретами.

Однако эти заверения, похоже, не убедили значительную часть деловых кругов Германии.

Зависимость Германии от экспорта высокотехнологической продукции означает, что защита патентов и интеллектуальной собственности являются для страны предметами постоянного беспокойства. Толерантность современной Германии по отношению к массовой разведке также значительно ниже, нежели в других странах, что обусловлено её опытом нацизма и секретной полиции Восточной Германии Штази.

Согласно опросу Ernst&Young, немецкие компании продолжают видеть в своих деловых конкурентах из других стран значительно бо́льшую угрозу шпионажа по сравнению с той, которую представляют государственные разведывательные службы.

Пока остаётся неизвестным, окажут ли волнения по поводу шпионажа США негативное воздействие на деловые связи стран.

Однако есть признаки того, что произведённые Эдвардом Сноуденом разоблачения повлияли на индустрию облачных вычислений, которая подразумевает хранение данных на огромных внешних серверах в большей степени, нежели на локальных жёстких дисках.

Отдельное исследование, проведённое в прошлом месяце Cloud Security Alliance (некоммерческая организация по разработке стандартов и рекомендаций, направленных на повышение безопасности и защищенности использования облачных вычислений; прим. mixednews) показало, что десять процентов клиентов компании, не проживающих в США, решили прекратить пользоваться услугами базирующегося в США провайдера облачных вычислений. Около пятидесяти шести процентов ответили, что в будущем они будут менее склонны к использованию услуг американской компании облачных вычислений.

Источник: perevodika.ru

Газета 1+1

Проект PRISM - новый "Эшелон" электронного шпионажа


Скандал по поводу глобального шпионского проекта PRISM стремительно разгорается. Инициатива американских спецслужб ФБР, ЦРУ и АНБ по тотальному контролю над сотнями миллионов сетевых пользователей обрастает все новыми разоблачительными подробностями.

Глава АНБ и Киберкомандования США уже выступил перед Сенатом с оправданием действий своих подопечных из обоих ведомств. По словам К. Александера, благодаря пристальному круглосуточному сканированию Сети «...удалось предотвратить...десятки терактов...за последние несколько лет...». К сожалению, ни одну из несостоявшихся террористических атак предавать гласности нельзя ввиду их опасности таких откровений. Генерал К. Александер был настолько самоотвержен на сенатских слушаниях о проекте PRISM, что выразил готовность «...подвергнуться порицанию общества,...но не допустить... угрозы безопасности США...». После таких слов руководитель АНБ & US Cyber Command должен был смахнуть скупую мужскую слезу дланью настоящего патриота, а сенаторам следовало разразиться понимающими аплодисментами и новыми ассигнованиями...

Словно в подтверждение важности и нужности проекта PRISM подал в отставку замдиректора ЦРУ М. Морелл, с ноября 2012 года по март 2013 и вовсе исполнявший обязанности руководителя этой скромной службы. Известный сторонник вмешательства спецслужб в частную жизнь граждан - без деления последних на иностранцев и американцев - ушел со своего поста «по-английски», не прощаясь и не раздавая комментариев. Общество гражданских свобод США уже пригрозило ФБР и АНБ многомиллионными судебными исками. И даже звание «враг американского государства № 1», вакантное после ликвидации У. Бин Ладена, теперь снова занято. Со всеми основаниями на сей титул претендует бывший кадровый сотрудник ЦРУ и АНБ, поставщик разоблачений о проекте PRISM и соискатель политического убежища в Китае Эдвард Сноуден. Дальнейшая судьба перебежчика весьма интересна, особенно в свете американо-китайских взаимоотношений и планирующейся на июль двусторонней конференции о кибербезопасности. Однако куда интереснее то, что тотальный электронный шпионаж натовских спецслужб вовсе не является чем-то новым или уникальным.

В 1947 году, когда едва отзвучали залпы Второй Мировой, а война холодная еще толком не началась, была создана глобальная система радиоэлектронной разведки с участием спецслужб США, Великобритании, Австралии, Новой Зеландии и Канады. Ее существование является общепризнанным фактом, устоявшееся название в открытых источниках - «Echelon». «Эшелон» предназначался для перехвата (а также анализа, прерывания и искажения) любых телефонных переговоров. Он использовался для перлюстрации факсовых, телеграфных и телетайпных сообщений, для прослушки и записи спутниковой связи и сканированию информации, проходящей по линиям сверхвысокой частоты. На «Эшелон» совершенно точно работало девять крупных станций слежения в Великобритании, США, Австралии и Японии. Еще столько же комплексов входили в инфраструктуру глобальной радиоэлектронной разведки предположительно. Около 50 лет эффективности системы «Echelon» было достаточно «...для перехвата всего мирового коммуникативного трафика...в том числе спутникового...» - фраза из обширного доклада Европарламента от 2001 года по вопросу существования этой всемирной подслушивающей сети.

На рубеже веков принципиально поменялись глобальные технологии обмена информацией, многократно вырос объем международного информационного трафика. Этические нормы западных спецслужб, их отношение к нормам международного права остались прежними - оптоволоконные линии пришли на смену спутниковым радиочастотам, число активных пользователей Сети перевалило за десятки миллионов человек и продолажало расти в геометрической прогрессии. Адаптировать «Эшелон» к технологическим инновациям не удалось, хотя попытки были. Например, размещение сложного оборудования вблизи узловых точек оптоволоконных магистралей (скандал «комнаты 641» в офисе AT&T г. Сан-Франциско в 2006 году и др.)

PRISM пришел на смену «Эшелону», дополнил давний шпионский проект охватом корпоративных потоков информации, учел изменение технологических реалий. Причем для его осуществления не потребовалось огромных капиталовложений, а эффективность оказалась куда выше, чем у предшественника. Ежегодные затраты на PRISM составляют около 20 млн. $ - одна станция радиоэлектронной разведки или стратегический шпионский беспилотник стоят больше. Оптоволоконная революция в деле передачи информации по времени совпала с террористической атакой на башни-близнецы Нью-Йорка и принятием целого пакета законопроектов о «защите национальной безопасности США». У рыцарей плащей и кинжалов пропала нужда обманывать IT-гиганты. Высокотехнологичные мегакорпорации ставились перед нехитрым выбором. Либо вы сотрудничаете со спецслужбами США в деле отслеживания «потенциально опасной» информации - либо ваша деятельность столкнется с непреодолимыми проблемами, причем не только на территории США. По принудительно-карательному варианту американским спецслужбам действовать, надо полагать, не пришлось.

В глобальный шпионский проект PRISM были вовлечены основополагающие интернет-сервисы и фундаментальные IT-корпорации современного мира. Их список приводится скомкано, одной строкой, словно журналисты сами не верят в реалистичность собственных статей. Между тем в рамках проекта PRISM «серые кардиналы» из ФБР, ЦРУ и АНБ получили доступ к центральным серверам и базам данных компаний:

- Microsoft. Фактический монополист в области программного обеспечения для персональных компьютеров. Лицензионная продукция Microsoft реализуется в 80 странах, софт переведен на 45 мировых языков;

- Google. Мировой поисковик № 1, распознает 195 языков. Занимает около 2/3 рынка поисковых услуг - более 41 миллиарда запросов пользователей в месяц, в индексе Google находятся более 25 миллиардов веб-страниц;

- Yahoo. Вторая по популярности мировая поисковая система и крупный почтовый сервис, службы Yahoo занимают четвертое место по посещаемости во всей сети Интернет;

- Skype. Ведущий ресурс по предоставлению бесплатной видеосвязи, а также передачи голосовых и текстовых сообщений, число абонентов - около 700 миллионов;

- Facebook. Всепланетная социальная сеть с «ячейками» из 1 миллиарда периодических пользователей и 500-600 миллионов активных участников;

- PalTalk и AOL - компании по предоставлению коммуникативных сетевых услуг, популярные именно в США;

- Apple. Корпорация-производитель планшетных компьютеров, коммуникаторов, мобильных телефонов и программного обеспечения с всепланетной известностью и десятками миллионов выпущенных девайсов. Подавляющее большинство гаджетов Apple предполагают активный интернет-серфинг...

Несколько особняком стоит прослушка АНБ всех трех крупнейших телефонных операторов США - Verizon, AT&T и Sprint. Согласно секретному решению американского суда, спецслужбы имеют возможность установить длительность, месторасположение абонентов, их личности и содержимое всех телефонных разговоров в сетях Verizon, AT&T и Sprint за последние семь лет. Так что первые грани PRISM начали «шлифоваться» как минимум в 2006 году. Разоблачитель-ренегат Э. Сноуден датирует старт проекта 2007 годом, но это несущественное расхождение.

По части эффективности относительно вложенных средств и по масштабам глобального контроля за интернет пользователями - вот по этим критериям проект PRISM стоит признать уникальным и потрясающим. Перлюстрация электронной почты, видео- и текстовых сообщений, изучение загружаемых в сеть файлов, закономерности обмена контентом, составление досье из личных данных - и всё это за счет самих же корпораций и интернет-сервисов, браво! Более того, большинство вышеупомянутых IT-гигантов сотрудничали со спецслужбами активно. Сами предлагали программно-аппаратные решения для наилучшего вторжения в частную жизнь своих клиентов. Например, создавали внутри своих корпоративных сайтов специальные порталы для «ребят из Лэнгли и АНБ». Зато потом можно с негодованием отвергать обвинения в разглашении тайны личности - мол, «мы никому не предоставляем доступ к своим центральным серверам и базам данных, как можно!», Все нужное заботливо сброшено на отдельный портал и спокойно изучается агентами специальных служб свободолюбивой Америки.

Реальность оказалась далека от красивых речей цукербергов и бринов. Реальность оказалась куда ближе к шпионскому афоризму «Мы все под колпаком у АНБ», чем к декларативным идеям прозрачного бизнеса и корпоративной культуры. Реальность показала, что доверять популярности, известности и имиджу нельзя. Даже если бренд стоит 600 млрд. долларов (Apple) или гордо носит девиз «Не будь злым» (Google).

В культовом детективном фильме «Обычные подозреваемые» (The Usual Suspects) звучит замечательная фраза Ш. Бодлера: «Величайший трюк дьявола - убедить весь мир, будто дьявола не существует». Электронно-сетевой дьявол PRISM оказался настолько вездесущ, что человеческое сознание не желает в него верить. Неуютно осознавать себя одним из семи миллиардов «обычных подозреваемых»...

Даша Гасанова
Источник: grtribune.ru

Газета 1+1

Коваленко Александр: "CYBERCOM в шоке от иранских хакеров"

Уходящий май был мрачным месяцем для американской кибербезопасности. Во-первых, администрация Обамы обвинила Китай в взломе компьютерной системы правительства США, показавшей существенную уязвимость американской системы защиты. Затем американские власти объявили, что хакеры, под эгидой иранского правительства, успешно взломали компьютерные сети, ряда американских энергетических компаний, что дало возможность Ирану саботировать работу электростанций. На этой неделе Washington Post, сообщил, что китайские хаккеры взломали более двух десятков именитых американских оружейных программ, в том числе предназначенных для истребителя F-35, комплекса боевых кораблей ВМФ и баллистических ракет. Таким образом май месяц продемонстрировал не только уязвимость в киберзащите США, но и нового противника на данном поле боя – Иран.

Между тем, остается открытым вопрос: Кто же, Иран или Китай, представляет на сегодняшний день большую угрозу для компьютерных сетей США?

jpcyber-articleLarge

На сегодняшний день китайские хакеры получили больше внимания общественности, нежели их иранские коллеги, благодаря расследованию газеты Нью-Йорк таймс, от 13 февраля 2013, посвященного взломам сверхсекретных правительственных программ. Однако, как отмечают эксперты, Китай хоть и обладает более широкими возможностями для кибервойны и активно ворует американские военные секреты, все же он является меньшей потенциальной угрозой для США нежели Иран. И дело даже не в том, что иранские хаккеры отлично ориентируются в системе энергообеспечения Америки и могут попросту вывести важную инфраструктуру из строя на неопределенный период – дело в том, что никому неизвестна черта, через которую иранцы не перейдут в мирное время

Ричард Бетлич, начальник службы безопасности Mandiant, организации обеспечивающей кибербезопасности более 100 компаний США, так прокомментировал майскую активность хаккеров в киберпространстве США: "Китайцы занимаются кибершпионажем, и их цели более или менее понятны. Мы знаем, что им нужно и какие грани дозволенного они не будет пересекать. Но такая страна, как Иран является гораздо более опасной, поскольку её пределы возможностей нам не известны."

Джеймс Льюис, специалист по кибербезопасности Центра стратегических и международных исследований, который является так же советником Белого дома, согласен, что Иран представляет для США большую угрозу, так как его кибератаки направлены не на кражу секретной информации, а на нанесение ущерба

Американские спецслужбы серьезно обеспокоены активностью иранских хаккеров, действующих при поддержке иранского правительства.

Китай и Иран имеют разные цели, когда дело доходит до проникновения в киберпространство США. Первые, серьезные атаки с территории Китая в американские сети датируются 1990-м годом, осуществляемые известной подпольной группой "Зеленая армия". После ряда удачных атак не только на сайты США, но и на ресурсы в других странах, «Зеленая армия» становится, неофициально, подразделением Народно-освободительной армии и спецслужб Китая.

В 2006 году Министерство торговли США вынуждено было уничтожить сотни компьютеров в которых обосновался китайский «червь», а в 2009 году, массивные атаки китайских хаккеров затронули посольства, неправительственные организации, сайты средств массовой информации в 103 странах.

Ричард Кларк, бывший советник президента по борьбе с терроризмом Билла Клинтона и Джорджа Буша-младшего, считает, что промышленный шпионаж Китая в отношении американских компаний приводит к потере миллиардов долларов в активах,
в том числе которые идут на развитие новых видов оружия.

Не смотря на активность и эффективность китайских хаккеров, Бетлич уверен, что серьезных опасений они не должны вызывать в мирное время, поскольку все действия данных групп строго контролируются правительством Китая.

Иран же, в отличии от Китая, имеет более короткую историю противостояния в кибернетической реальности, начавшуюся в 2000 году. Но, по настоящему серьезную угрозу иранские хаккреы стали из себя представлять после всемирной атаки в 2011-м, когда было поражено более 300 тыс. по всему миру. Этой атаке предшествовало проникновение в сети ирана «червя» созданного совместно Американо-израильскими программистами, призванного повредить иранские ядерные объекты.

Джеймс Льюис уверен, что для подготовки глобальной операции по атаке сетей в США у иранских хаккеров уходит около двух месяцев, а для того что бы взломать одиночную систему или сайт – не более 20 минут. Льюис так же считает, что Иран будет осуществлять операции намеренно причиняющие вред, что делает его более опасным противником в предстоящей кибервойне. И если в мае CYBERCOM хватался за голову, не зная как противостоять атакам, то что может ожидать Америку этим летом?

Источник: antihollywood.livejournal.com

Газета 1+1